Перейти к содержанию

Adelina Moonwell

Пользователь
  • Публикаций

    168
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

7 Нейтральная

Информация о Adelina Moonwell

  • Звание
    Участник

Дополнительная Информация

  • Кольца
    100
  • Раса
    Ёж
  • Навыки
    Алхимия (про.)
    Неприкосновенная
    Паралич ног
    Школа света
    Ясный взгляд
  • Анкета
    http://mobiusopposite.ru/index.php?/topic/981-adel/

Посетители профиля

1 715 просмотров профиля
  1. Гранд Библиотека

    Всё складывалось для девушки как нельзя лучше. Профессор не только не оставил её сидеть в библиотеке, но и поощрил её стремление к приключениям! Металикс лично, на карте, показал волшебнице, где обычно растут цветы, обозначил все возможные точки, сказал время, которое ей потребуется, что бы добраться до места... И, кроме прочего, решил отправить вместе с ней компаньона! Более того, уже знакомого ей ежа! Ну разве это не волнительно? После того, как профессор ушёл и Аделина понемногу начала готовиться к утреннему походу, вернулась Йомико. Мышка, практически, сияла от радости, и как только она поделилась новостью, волшебница радостно захлопала в ладоши. Для неё есть работа! Самый настоящий заказ на зелье! Это было невероятно. Выслушав предложение учительницы, ежиха согласилась приняться за работу прямо сейчас. К тому же, так у неё осталось бы время для того, что бы завершить все приготовления. Ингредиенты для заказа были достаточно простые, и, к счастью, нашлись среди тех цветочков, что собрала волшебница накануне. Для начала нужно было приготовить эликсир для основы. В небольшой котелок Адель налила воды, и, поставив нагреваться над волшебным огоньком, продолжила заготавливать ингредиенты. Из пучка клевера, она выбрала парочку с четырьмя листочками. Из веточки сирени - цветочки с пятью лепестками. Жёлуди и лесные орешки и древесная кора отправились в воду первыми. Через пару минут, к ним добавились мелко растёртые кристаллы души, после чего отвару нужно было какое-то время спокойно покипеть. В это время Адель плела из желудей, листьев и цветочков браслет. Почти заканчивая она, вскинув голову, с улыбкой спросила у Йомико, не запрещают ли правила из Академии сдавать экзамены под какими-либо зельями, как это проверяется и, если уж обнаружилось, то будут ли студента наказывать? После того, как отвар прокипел, Линь вынула из него все растения и разлила в несколько бутылочек. В каждую она положила по красивому кристаллу, которые сразу же засветились, начиная взаимодействовать с эликсиром. Отвар медленно менял цвет с густо-зелёного на более прозрачным, а затем, постепенно, начал желтеть. В этот момент, в каждую бутылочку Линь добавила по листочку клевера и сирени, и, от себя, капельку собственной светлой магии. Эликсир окрасился в ярко-золотой, а листочки в нём стали полупрозрачными, с хорошо заметными волшебными крапинками. Закупорив каждую из бутылочку, Аделина убрала лишние в тёмный шкафчик, а заказ сложила в бумажный пакетик. Туда же она положила и браслет, вместе с запиской о том, что желательно надеть его до того, как выпить настойку. Оставив заказ на столе, остаток вечера Аделина и Йомико занимались тем, что готовились к её большому приключению. Книги о феях, домовых, горгульях и растениях были сложены в дорожную сумку. Вместе с ними несколько листков пергамента, чернила и перья. В отдельном мешочке - кристаллы души. В небольшом чехле - ножичек, что бы осторожно срезать цветы. Несколько бутыльков, что бы донести их до библиотеке в целости и сохранности. И, конечно же, зелья. Зелье энергии, зелье роста, придуманное волшебницей и одна порция настойки удачи. Конечно, она не сомневалась в успехе её приключения, но ведь подготовиться стоило в любом случае? После такого насыщенного дня и вечера, Аделина моментально провалилась в сон, как только её голова коснулась подушки. Уже утром, она была возле своего домика. Она добралась туда заранее, за несколько часов, что бы закончить последние приготовления. Йомико проводила её до ворот города, но после этого вернулась в библиотеку - у неё намечалась тяжёлая неделя. Аделине хотелось заварить чая в дорогу, приготовить сэндвичей или испечь кексов, что бы по пути не пришлось страдать от голода. К тому же, она успела немного соскучится по домашней еде, а запах выпечки напоминал ей о днях, когда она поднималась пораньше, что бы приготовить отцу что-то вкусненькое перед работой. Его всегда безумно трогала её забота. Потому к моменту, когда солнце уже почти поднялось, она ждала своего спутника возле дома, всецело и полностью подготовленная к её настоящему приключению! --->Домик Адель
  2. Гранд Библиотека

    - Здравствуйте, профессор. Рада Вас видеть! Тепло улыбнувшись ежу, Аделина вернулась было к книжке, но тут же отвлеклась на речь Йомико, слова которой её несколько взволновали. Она только начинала свой путь в качестве алхимика, и потому не была полностью уверена в своих силах. Мисс Бутон не так давно рассказала ей о достаточно редком цветке, а теперь выясняется, что существует ещё один! И что вот так просто его не найти и уж точно не вырастить в кратчайшие сроки. Не то, что бы волшебница очень торопилась с садиком, но попробовать самостоятельно выходить столь редкий цветочек только ради ритуала, звучало как что-то очень трудоёмкое. Не невозможное, но тяжёлое. - Ох... - только и выдохнула Адель, растерянно смотря в книгу. Все сбережения юной чародейки, вместе с полученной от профессора оплатой, ушли на создание эскиза для сада, оплату труда магов, которые этим будут заниматься и на покупку материалов, необходимых для их работы. У девушки, конечно, осталось несколько десятков колечек, но они были сохранены для покупки еды или мелких расходных материалов. А теперь выясняется, что этот цветок очень и очень дорогой, и купить его в магазине ей не по карману... Линь бы непременно расстроилась такому стечению обстоятельств, но вопрос Металикса как будто вдохнул в неё новые силы. Решительно вскинув головку, она обернулась на профессора и так воодушевлённо кивнула, что могло показаться, будто она ожидала этого: - Да, пожалуйста! Расскажите мне, пожалуйста, где можно найти этих горгулий! И, может, Вам, профессор, нужно что-нибудь из леса? Или из окрестностей? Может, доставить что-нибудь эльфам? Что-нибудь, чем я могла бы помочь? Судя по горящим голубым глазам девушки, легко можно было догадаться, что она твёрдо вознамерилась отправиться в лес на поиски редкого цветочка, чего бы ей это не стоило. Оставлять свою мечту до поры до времени Аделина совсем не хотела.
  3. Гранд Библиотека

    <--- Больница Седьмого По пути до библиотеки, Адель и Йомико много говорили. Белокурая волшебница, не скрывая деталей, поделилась со своей наставницей всем, что она видела, слышала, записала и запомнила. Рассказала ей о Эли и спросила, знакомы ли они? Рассказала ей о том, как Ирис её встретил, проводил и рассказал о своём изобретении. Речь зашла и о том, как тёмный маг, нечаянно - конечно нечаянно, ведь он такой хороший и не стал бы делать этого специально! - надавил на неё, заставляя на коротенькое мгновение пожалеть о том, что она такая, какая есть. К счастью, эти переживания очень быстро её оставили и она взяла себя в руки, не поддавшись этому. Небо постепенно темнело, активно меняя краски. Светло-оранжевые, ярко-красные и розоватые облака сменялись тёмно-голубыми и сиреневыми, которые плыли поверх тёмно-синего покрывала, на котором только-только зажигались первые звёзды. На вымощенных белым камнем улочках и дорожках почти не было мобианцев. Торговцы уже свернули свои палатки, а попадавшиеся им по пути волшебники были слишком заняты своими делами и, наверняка, спешили по домам. А Аделина всё говорила, говорила и говорила, невероятно вдохновлённая своим небольшим приключением. Она рассказала Йомико о своей давней подруге, Хейзел, о которой, казалось, совсем позабыла. О том как они хорошо дружили, пока были малышками и о том, как их дружба однажды закончилась. Ей даже удалось вспомнить несколько забавных историй, в которые она и Хейзел попадали, когда им удавалось остаться без родительского присмотра. Аделина поделилась тем, что Ирис создал коридор с бесконечными дверками, за каждой из которых скрывалось какое-то её воспоминание. Волшебница, посмеиваясь, сказала, что если бы она захотела таким образом помогать мобианцам, то их души были бы больше похожи на книжный шкаф или на библиотеку, в которой каждая книга - это отдельная история, маленькое событие. Открываешь её, и под шелест перелистываемых страниц оказываешься в месте, где когда-то бывал тот, кому ты хочешь помочь. Видишь мир как будто и его глазами, но в то же время по своему. Аделине так понравилась эта идея, что она незамедлительно спросила у мышки, какими бы она представляла мобианцев, что бы ей было проще искать какую-то информацию? До библиотеки они добрались к моменту, когда совсем стемнело. Студенты в это время не приходили почитать, хотя несколько из них всё ещё сидели за столами, в окружении стопки книг, иногда даже нескольких, и что-то активно писали на свитках. Йомико, посмеиваясь тихонечко, вместе с Аделиной начала подниматься, прося говорить её потише, что бы не отвлекать учащихся, которые совсем потеряли счёт времени. Ежиха только восторженно кивнула: ей безумно интересно было наблюдать за тем, как кто-то учится. Это же так здорово! Вот бы и ей так же, сидеть в окружении множества книг и писать, писать, писать! Когда они добрались до небольшой комнатки Йомико, Аделина продолжила рассказ. О том, как снова пережила все варианты встречи с Хейзел, самые разные - от безобидных, до действительно трагичных. О том, как повёл себя Ирис и о том, как жутко он выглядел на тот момент. Как неприятно ей было всякий раз, когда каждая из нитей под его давлением обрывалась. Мышка в этот момент готовила ужин. Ничего сложного или невероятно-изысканного. Несколько фруктов на тарелочке, стаканчик сока и тост. Рассказ её подопечной казался несколько тревожным и беспокойным, и она бы заволновалась, но ежиха, буквально, светилась, так что Йомико отбросила в сторону все тревоги. После ужина, когда рассказ был закончен, смотрительница библиотеки посмотрела на часы. Дело шло к ночи. Им стоило лечь и отдохнуть, а доклад мог вполне подождать до утра. Но Аделина как будто совсем не устала. Пылая энергией и горя желанием, юная волшебница так воодушевилась желанием сесть и написать отчёт Металиксу, что мышка смогла только улыбнуться. Она не стала её отговаривать или силой укладывать в постель. Йоми помогла Адель расплести волосы и расчесать их, после чего пожелала долго не сидеть и отправилась спать, повсюду приглушив свет. Линь, по счастью, свет и не нужен был. Во всяком случае тот, что обычно горел в библиотеке. Проведя пальчиками в воздухе, отчего их кончики мягко засветились, ежиха мягко встряхнула рукой, отделяя светящиеся сферы от рук, после чего мысленно направила их так, что бы ей хватало освещения для письма. Часть из них она посадила на навершия кристаллов, что бы свет был помягче. Часть рассадила на предметы за письменным столом. А оставшиеся развели в воздухе над собой. Перьев, чернил и пергамента в обители Йомико, по счастью, было достаточно. Она какое-то время думала, как лучше начать письмо. Она раньше, если вдуматься, никогда не писала отчётов... Но, вспомнив слова учительницы о том, что он может быть в совершенно любом формате, девушка расслабилась. Отчёт "Директору Школы Тьмы Самуэлю Металликсу Отчёт о Мементо Виврэ Сегодня я посетила это место. Здание расположено вблизи самой крупной больницы Седьмого города. Интерьер выполнен в очень строгом стиле, ничего лишнего. Предусмотрен зал ожидания. Секретарша Эли невероятно любезна и с готовностью проконсультирует Вас по любому вопросу. Ирис Андересен, владелец Мементо Виврэ, был очень вежлив и обходителен. Он рассказал мне всё, что я хотела бы знать, и, уверена, не только потому, что я исполняла обязанности ревизора. Его изобретение, это заклинание невероятной сложности, которое позволяет пользователю совершить путешествие в глубины чужого разума. Что бы избавиться от тревог, необходимо точно обозначить проблему, в противном случае это может занять больше времени. Я опробовала этот процесс на себе, вызвав в памяти давно минувшие события. Это было не самой приятной процедурой, местами даже душевно болезненной, но по завершению мне стало намного легче. Что важно, все отрицательные эмоции и переживания не уходят в пустоту, они меняются, работая на благо. Это как будто бы Вас переключили а то, что действительно важно, позволив больше не зацикливаться на чём-то одном. Мистер Андерсен проводил сеанс лично, так что я не встречала других сотрудников. Но судя по работе Эли, все, кто трудятся в этом заведении, любят то, что делают и окружены подобающими условиями. Нарушений я не заметила, как и грубого обращения с персоналом. С уважением, Аделина Мунвелл." Hide Закончив отчёт, Аделина ещё несколько раз внимательно проверила написанное, что бы удостовериться, что она нигде не допустила ошибок и рассказала обо всём в достаточной степени ёмко. Ей совсем не хотелось, что бы у Ириса были проблемы из-за её невнимательности! Она проверяла, перепроверяла, затем снова и снова... до тех пор, пока не заснула за столом, случайно поставив себе чернильную кляксу на щёку. Проснулась она от солнечного лучика, который, пробиваясь через щёлочку в окне, до самого верха заставленного книгами, уже начал припекать ей голову. Она зевнула и потянулась до хруста в косточках, после чего окинула взглядом библиотеку. Её магия давно развеялась. Письма на столе не было, но волшебница ни на секунду не забеспокоилась об этом. Наверняка Йомико встала раньше и уже отнесла его профессору! Так что вплоть до прихода учительницы, ежиха неторопливо перемещалась по библиотеке, набирая себе книги по садоводству, гиды по редким и интересным видам растений, томик о природе и свойствах волшебных кристаллов, книжечка о феях... Так что к моменту, когда Йомико вернулась с обедом и с новостями, девушка её даже не сразу заметила, настолько она была погружена в чтение. Мышка рассказала, что Металикс принял отчёт и был очень доволен тем, как прошло приключение Адель. Так же он заплатил, как и обещал, что означало, что теперь Аделина могла совершить задуманное. Девушка от счастья захлопала в ладоши и крепко обняла Йомико. У неё... нет, у них будет садик! Свой собственный садик! Учительница помогла Аделине причесаться и заплела её волосы в очередную несложную, но очень красивую причёску. Взяв все необходимые книги, девушки выдвинулись на поиски тех, кто мог бы помочь им с созданием садика. К счастью, Йомико знала нужных мобианцев, да и профессор Бутон очень помогла, встретившись им по пути. Шиншилла с радостью поделилась именами тех, кто в организации садиков был очень и очень хорош, а так же дала Адель несколько советов. Например о том, что для начала лучше делать его зарытым, вроде оранжереи. А ещё, не замахиваться на размер и не гнаться за слишком редкими растениями. Приведя в пример Золотой Ларус, травница напомнила, что не все цветы друг с другом уживаются. Линь тепло отблагодарила её за советы, после чего они распрощались, и Йомико отвезла её к мобианцам, которых профессор очень советовала. Небольшая группа магов земли с готовностью приняли их заказ, и, опять же, помогли подобрать оптимальный вариант. Аделина только и успевала, что жизнерадостно кивать, или вносить небольшие поправки и пожелания. План её небольшой оранжереи был готов достаточно быстро. Маги пообещали взяться за работу незамедлительно, так что остаток дня у Адель и Йомико был свободен. Девушки направились на рынок. Там они перекусили и очень живо обсудили последние события, после чего Йомико вспомнила о ритуале призыва феи. Аделина с готовностью кивнула: профессор Бутон рассказывала ей об этом несколько дней назад, да и книжка о феях у неё как раз была с собой. Правда, о необходимом ритуале она, практически, не знала ничего... Кроме того, что он нужен, конечно же. Потому, девушки тут же окунулись в книгу, которую Аделина взяла в библиотеке.
  4. Больница Седьмого

    Адель мягко, как колокольчик, рассмеялась, услышав о том, что Ирис выставит Металиксу счет. Может в этом и не было ничего весёлого, и в целом стоило волноваться, ведь аллигатор говорил, что эта процедура не из дешёвых, но волшебнице показалось очень трогательным и забавными то, что даже спустя столько лет он, бизнесмен, так говорит о своём наставнике. Было в этом что-то дружеское и тёплое, даже с учетом того, что Ирис немного ехидничал. А вот его дальнейший рассказ у девушки такой реакции не вызвал. Ей показалось, всего на мгновение, что она задела тему, которую ей совсем-совсем не стоило поднимать. И даже догадываться об этом, собирая вместе все призрачные намёки, было нехорошо. Ведь если так, если все правда, то получается что он создал все это что бы... "Нет," - остановила свой поток мыслей Адель, с теплой улыбкой глядя на то, как маг, сидя в своём кресле, рассказывает о кристаллах Ириса. - "ничего в этом плохого нет". Она, кивая, делала пометочки в своём блокноте, что бы в отчете ничего не забыть, когда услышала о его предложении. До этого он уже говорил об этом, но в тот момент Аделина и впрямь подумала, что он просто шутит, делает ей комплимент. А теперь... Это был очень сложный вопрос, на который юная волшебница не могла вот так сразу ответить. Металикс не взял её под своё крыло, он просто дал ей задание, что бы она могла обзавестись небольшим капиталом. Она не думала о постоянной работе, и, на самом деле, очень смутно представляла себе, что значит работать. "Уходить рано-рано, как отец, и приходить совсем поздно. Наверное так". - Спасибо за Ваши добрые слова и предложение, мистер Андерсен, - кивнула ежиха, - меня очень заинтересовало Ваше изобретение и Ваш подход к делу, но я пока не готова дать ответ. Она решила, что задавать больше вопросов не станет. Пожалуй, ей хватало информации для того, что бы успокоить мага Тьмы тем, что ничего страшного здесь не происходит. - Думаю, я закончила. - Линь закрыла блокнотик, убрала карандашик, после чего снова тепло взглянула на Ириса. - Вы могли бы меня проводить, пожалуйста?
  5. Больница Седьмого

    Аделина слушала внимательно. В словах Ириса не было ничего подозрительного или странного. Он и впрямь придумал невероятное, что бы помогать тем, у кого в жизни случилась беда или череда неприятных вещей. Насколько же это может быть полезным! Волшебница пережила не так много, что бы с уверенностью рассуждать о том, как сильно это поможет мобианцам, которым прошлось пройти через тяготы, потери и невзгоды, но что-то ей подсказывало о том, что она стала участницей чего-то, что вполне можно назвать прорывом. Наверное, так чувствует себя всякий первооткрыватель или исследователь: будоражащее чувство восторга, вперемешку с лёгким беспокойством и неудержимыми перспективами. Документ, кажется, был и правда больше формальностью. Линь и впрямь раньше никогда не имела с ними дела, и, возможно, его стоило показать Йомико, что бы она пробежалась по тексту своим знающим взглядом, но ничего плохо она не заметила. Никаких сносок и мелких строк. Хотя, кое что её всё же смутило, но она спросила об этом сразу же. - Мистер Андерсен, а оплата... Нужно ли мне будет платить? В остальном, всё прошло хорошо. Неприятные ощущения и воспоминания уже почти улеглись, так что переживать девушке, в общем, было не из-за чего. Её исследование, пожалуй, подходило к концу, хотя... у неё ещё и осталась пара вопросов. Отношения к делу они, пожалуй, не имели, это было чистое любопытство волшебницы. - Ещё... скажите, как Вам пришла идея этого изобретения? На ком Вы его впервые испытали? И для чего Вы рвали все эти нити... зубами? Вы поглощали весь этот негатив каким-то образом?
  6. Больница Седьмого

    Адель сохраняла задумчивость какое-то время. К счастью, Ирис её не торопил и не подгонял, так что время расставить всё по полочкам у неё было. Конечно, увлекаться не стоило, но пока воспоминания свежи, девушка сделала в блокноте несколько коротеньких записок. В основном они касались того, как весь процесс начинался, шёл и видоизменялся по ходу дела. Сам процесс девушка описала как "больно", нарисовав рядом сердечко, перечёркнутое крест накрест. Наверное, её проблема и не была проблемой вовсе. Во всяком случае, сейчас Адель казалось, что о Хэйзел ей даже и не стоило переживать. Просто всё случилось так, как случилось. В конце концов, она же одна из эльфов, а те на одном месте никогда не сидят. Вполне возможно, что её семья перебралась куда-то, а потом навалились дела... и девушка сейчас не искала для белки оправданий. Скорее просто понимала, как много всего могло произойти, причём совсем не обязательно плохого. Аделина просто приняла случившееся как факт и отпустила. Точно так же, как и много лет назад, только с той разницей, что теперь, отпуская, она не оставила в себе места для переживаний и грусти. Подумав об этом ещё немного, волшебница нарисовала схематично лицо своей подруги и подрисовала ей улыбку. - Благодарю Вас, мистер Андерсен. - сказала девушка после того, как закончила делать заметки и зарисовки. - Ваше изобретение невероятное. Вы мне очень помогли. Немного склонив перед аллигатором голову в знак благодарности, Аделина, выпрямившись, скользнула взглядом по блокноту. Она точно помнила, что у неё ещё оставались вопросы, но после увиденного несколько сомневалась, стоит ли их задавать вовсе. Для полноты отчёта, пожалуй, необходимо было, да и просто для того, что бы не придумывать лишнего. - Да, пожалуйста. У меня ещё осталось несколько вопросов. Скажите, куда деваются переживания тех, кто приходит к Вам на сеанс? Может ли случится так, что тревоги и волнения не захотят стираться? Может ли быть так, что находясь внутри чужого сознания, что-то пойдёт не так? И, что важнее всего, не навредите ли Вы себе таким образом?
  7. Больница Седьмого

    Волшебница призадумалась. Исходя из услышанного, ей всего-то и нужно было, что подумать о чём-то. О чём угодно. О самом хорошем или грустном дне. Об интересном или печальном открытии. Об успешном или провальном опыте. О чём-то таком, что вызывало бы приятные или тоскливые воспоминания. О какой-нибудь ерунде, вроде разбитой чашки за ужином, о подсушенном цветочке в саду. Но кроме того, это что-то должно было быть тем, с чем она готова была попрощаться или забыть. Было ли у Аделины то, о чём она никогда предпочла бы не думать? Девушка не заглядывала так далеко, когда с Йомико планировала этот поход. И потому, на такой простой, казалось бы, вопрос, она не могла найти ответ так быстро, как хотелось бы. Облачко под девушкой начало медленно таять, а она сама - плавно опустилась на пол. Она не задумывалась над тем, как и куда будет двигаться, сможет ли держаться вровень с аллигатором или нет. Ежиха изо всех сил вспоминала, есть ли среди её событий то, что она предпочла бы не только не пережить снова, но и избавиться насовсем. У неё никогда не было проблем с магией. Аделина слышала о мобианцах, которым приходилось буквально день и ночь повторять одно и то же действие, что бы попросту овладеть каким-то простеньким навыком, но сама она такого никогда не испытывала. Чародейство давалось ей очень легко. У неё никогда не было проблем с обществом. Конечно, она не могла играть и полноценно веселиться со сверстниками... В её окружении всегда были те, с кем можно было поговорить или узнать что-то новое и интересное о мире или о магии. Её отец, эльфы из Великого леса, даже учителя из Академии. Все они относились к ней хорошо. У неё никогда не было по-настоящему плохих дней. Случалось, что она грустила, или не могла выйти на улицу из-за сильного ветра или дождя, но не более того. У девушки никогда и ничего не валилось из рук, никогда не случалось мелких проблем одна за другой, ей никогда не приходилось, засыпая, надеяться, что завтрашний день будет лучше. Пожалуй, из всего пережитого, по-настоящему тревожным моментом был день, когда её отец не вернулся из Академии. Тогда волшебница действительно волновалась и не находила себе места, не зная что и думать. И когда отправилась на его поиски, и когда его не нашла, и когда узнала, что его похитили... Даже сейчас Адель волновалась за него, совершенно не зная, чего ожидать. Но при всём этом, она не хотела бы избавляться от этих чувств. Она хотела об этом помнить, хотела испытывать это беспокойство и какой-то страх неизвестности. Наверное потому, что считала это правильным и естественным, волноваться о ком-то, кто тебе так дорог. Но если так, о чём бы ей подумать? Что бы такого убрать из своей головы? Чем бы пожертвовать, ради простого, наглядного примера, как работает уникальное изобретение Ириса? Задавая себе этот простой, но в то же время такой сложный вопрос снова и снова, Аделина неожиданно для себя нашла ответ. И это действительно было настолько неожиданно для неё, что ежиха приглушённо охнула, а коридор, в котором она и Ирис находились, дрогнул, а затем поплыл, рассеиваясь и растекаясь. За исчезнувшим потолком показались тёмно-зелёные кроны деревьев, за деревянными стенами и дверными проёмами - лесная опушка, а пол под ногами сменился высокой травой. Откуда-то подул ветер, поднимая в воздух случайные лепестки цветов, одиночные листья и немного смазывая все цвета и образы. Всё вокруг казалось цветной картинкой, которую кто-то нарисовал акварельной краской. Немного небрежно, где-то выходя за контуры, где-то заходя одним цветом на другой. Местами краска была очень светлой и нежной, отчего цвета казались не такими яркими. А где-то наоборот. А ещё были звуки. Много разных, но даже они звучали немного приглушённо и отрывками. Птичьи трели. Шелест травы и листвы. Голоса. Смех. - Хэйзел... Под одним из деревьев, заливисто смеясь, сидели две девочки. В одной из них легко можно было узнать Адель, только ещё совсем юную. Рядом с ней держалась серенькая белочка с длинными ушками и в симпатичном комбинезончике. Не разобрать было слов, не понять о чём они говорили и что их так смешило, но, кажется, две малышки очень хорошо ладили. - Я живу в лесу столько, сколько себя помню. Отец так переживал за меня и моё здоровье, что очень просил не выходить меня из дома лишний раз. Но бывало, что он оставлял меня в компании эльфов, что бы те за мной присмотрели. В какой-то из дней друг отца привёл с собой девочку, что бы я не так скучала. Так я познакомилась с Хэйзел. - Адель, которая сейчас, как и Ирис, выглядела так, будто вышла из под руки художника, рисующего акварель, грустно улыбнулась. - Мы очень быстро подружились. Могли часами говорить обо всём. Она мне рассказывала о том, какой Великий лес красивый по ночам. А я ей о том, как много волшебных историй в книжках. Мы вместе гуляли, хоть и под присмотром взрослых. Придумывали невероятные приключения, как герои из моих сказок. И однажды она придумала, что мы обязательно должны отправиться в путешествие по ночному лесу. Я не смогла прийти, отец бы меня ни за что в жизни не отпустил. А она, наверное, пришла. И, не увидев меня, обиделась. Я её подвела. Снова подул ветер, смазывая картину и краски. Под деревом осталась только маленькая светловолосая ежиха, а образ серой белочки улетучился. - Я никогда не хотела обижать Хэйзел. Мне казалось, она поймёт. Но после того дня мы больше никогда не виделись. Она перестала приходить на место, где мы обычно ждали друг друга. И больше никогда не приходила со взрослыми. Да и остальные эльфы никогда не говорили мне, что с ней случилось, как бы часто я не спрашивала. Аделина глубоко выдохнула, переводя на Ириса добрый, но печальный взгляд: - Я знаю, это всё детство, и не уверена, подходит ли это... Но это то, что порой меня всё же расстраивает. Всё ведь могло сложиться совсем иначе.
  8. Больница Седьмого

    Аделина приглушённо ахнула, прикрыв рот ладонью. Подумать только, всё это - она. Очень упорядоченная, разложенная, буквально, по полочкам, но она. Сама девушка никогда бы не подумала, да что там, даже представить бы не смогла, что в её головке может храниться так много всего. За каждой дверью какое-то событие! Воспоминание! Случай! Всё, что она когда-либо видела, читала, держала в руках - всё это здесь, в виде образа! Волшебница повертела головой по сторонам. Неописуемо длинный коридор был таким потому, что так Ирису и его помощникам было удобнее искать информацию. Наверное, если бы они захотели, вся она могла бы быть похожа на полку, в которой хранятся папки с документами. Или на полку с неописуемым множеством книг, самых-самых различных. Линь подумала, что создавай она подобный прибор, то все бы её посетители вот так бы и выглядели - как огромная библиотека со множеством книг. - Это... невероятно, мистер Андерсен. - с восхищением сказала Аделина, переводя на аллигатора взгляд. Заметив, что он протягивает ей руку, юная чародейка задумалась на мгновенье. Всё то, что их окружало, было, пожалуй, и его разумом в какой-то степени. Нельзя же, даже с помощью самых продвинутых технологий и мощнейшего искусства магии создать то, что тебе хочется, не имея в голове какого-то конкретного образа. А раз так, то это место... - ...здесь мы - это лучшие версии себя, верно? - спросила девушка заинтересованно, из вежливости не упоминая, что рука Ириса выглядит иначе. - Вы предлагаете мне встать, потому что представляете, что я смогу это сделать? А если я не смогу в это поверить, то Вы мне поможете, что бы всё получилось? Аделина звучала, как и всегда, искренне заинтересованной. Её не пугало происходящее, ей нравилось озвучивать мысли, которые приходят ей в голову. Даже, если бы они оказались совсем неправильными - ну и что? Аллигатор ведь здесь для того, что бы всё ей объяснить и, в случае чего, поправить. Линь просто обожала узнавать новое и учиться, и потому ошибаться совсем не боялась. Улыбнувшись и протянув руку, волшебница поднялась... но не совсем. Она не встала а ноги, скорее воспарила немного. Она вообразила под собой мягкое белое облачко, которое её поддерживало, отчасти для того, что бы подтвердить собственные догадки. Она верила, что смогла бы встать, если бы захотела... но не хотела. Не видела в этом какой-то нужды и необходимости. - Ведите. - улыбнулась снова Адель. - К сожалению, я совсем не знаю, что означает каждая из этих дверей и что за ними спрятано.
  9. Больница Седьмого

    На пару мгновений, а может и на целую вечность, Аделине показалось, что спустя то небольшое время, что она слышала Ириса, она провалилась куда-то во тьму. В глубокую до бесконечности, в вязкую, но тёплую, в приятную и немного пугающую... Так порою случалось, когда она засыпала. Ей казалось, будто она беспомощно падает куда-то, не в силах пошевелиться или как-то остановить это. И здесь было так же, в то время как волшебник говорил, говорил и говорил, и со временем его слова становились всё тише, тише и тише, а она всё падала и падала... В какой-то момент, распахнув глаза, Аделина опешила - она находилась в месте совершенно отличном от того, где остановилась до этого. Она точно помнила, что не так давно... сложно сказать, когда точно, но сидела в "операционной" Ириса. А сейчас... Прогретый солнцем луг, даже, пожалуй, поляна. Время было далеко за полдень. Над головой ежихи раскинулись огромные, вековые деревья, с настолько толстыми и крепкими стволами, что их невозможно было бы и втроём обхватить руками. Они устремлялись высоко вверх, а их ветви были такими длинными и мощными, с такой густой листвой, что почти не пропускали свет. Солнца было совсем не разглядеть, но кусочки неба виднелись ярко-голубыми крапинками, с лёгкими и тоненькими перистыми облачками. Трава вокруг девушки была высокой и мягкой наощупь. То тут, то там... повсюду, пожалуй, виднелись цветы. Аделина сходу могла перечислить с десяток, просто осмотревшись: вон там, у дерева, так любящий тень дикий сталецвет. Чуть поодаль, ловя лепесточками лучики солнышка - огнецвет. А рядом с ним - солнечник. Повсюду звучали птицы. Сложно сказать, какие именно, Линь никогда не знала их названия, просто иногда насвистывала им в унисон, когда настроение было особенно хорошим. Где-то в траве игрались животные. Совсем небольшие, пожалуй, малыши. Их сложно было разглядеть, потому как в траве они мелькали только своей шёрсткой, но волшебница точно знала, что они её не боятся и, если захотят, то подойдут ближе. А ещё, рядом с ней кружили феи. Множество, самых различных. Крохотные огонёчки света с изящными и такими хрупкими, почти прозрачными крылышками, вились над ней, зависали рядышком, охотно садились на подставленные ладошки или весело бесновались вокруг цветов, порой теряясь где-то в густых кронах ближайших деревьев. Иногда они подлетали к ней, принося какую-нибудь ягодку, красивый кристаллик или цветочек. Рядом с ней стояла большая, плетёная корзинка. Внутри стоял термос с чаем на луговых травках, а в бумагу были завёрнуты домашняя выпечка и несколько бутербродов. Там же лежали и фрукты. Что-то вспомнив, ежиха вскинула голову, всматриваясь в листву над головой. Её мимолётная догадка подтвердилась: листья уже немного подкрасила желтизна, а где-то, местами, они были оранжевыми и красноватыми. Здесь царила ранняя осень, бабье лето, как её ещё называли. В этот день Адель и её отец выбрались на прогулку в самую красивую и спокойную часть леса. Отец очень долго планировал этот день, что бы провести его вместе. Все дела были завершены заранее, и никакие сообщения из Академии не смогли бы достигнуть его в тот момент. Только они вдвоём и природа во всей своей красе. Отец и дочь пришли сюда не просто, что бы посидеть и поговорить, но и что бы собрать травок для чая, который Адель так любила заваривать для него. К тому же, не было в лесу места лучше, что бы просто с душой отдохнуть и отпустить все проблемы хотя бы на время. Линь тепло улыбнулась. Это было её, пожалуй, самое яркое и тёплое воспоминание. Она, казалось, даже запомнила вкус воздуха на той поляне: такой свежий и согревающий, но при этом немножечко пряный, отчего на душе становилось совсем спокойно. Ей подумалось, что и отец должен быть здесь, но она здраво рассудила, что вряд ли. В этот самый момент он как раз отлучился ненадолго, что бы набрать ягод для чая, а она осталась в компании фей и птиц, что было совсем неплохо. - Ам... мистер Андерсен? - наугад позвала Аделина аллигатора, оглядываясь по сторонам.
  10. Больница Седьмого

    Аделина не без любопытства осматривалась. Здание выглядело пусть и достаточно... необычно, наверное, это называлось дорого, но волшебнице оно в какой-то степени нравилось, по большей части, пожалуй, потому, что ничего подобного она раньше не видела. Оказавшись в "операционной", девушка совсем не испугалась. Да, со стороны все эти приспособления выглядели необычно и даже несколько жутковато, включая кресло, шлем и, разумеется, массивный волшебный круг на полу, но... Но это же было и интересно. Линь никогда раньше не видела столь чёткого, сложного и невообразимо большого рисунка. Сколько сил в это вложено! А сколько попыток, наверняка, было до этого! В каждом символе, чёрточке, в каждом кружочке...! Каким бы это пугающим не казалось со стороны, чародейка могла с уверенностью сказать, что только в чертёж для активации заклинания было вложено очень много сил, времени и труда. - Ваша работа впечатляет, мистер Андерсен. - сказала Линь, принимая стакан воды и кивая в знак благодарности. - Я никогда раньше не видела такого сложного и массивного плетения. Это просто невероятно! Девушка даже немного пожалела, что не училась Школе Тьмы. Наверное, тогда она бы понимала намного больше в этом чертеже. Просто глядя на все это хитросплетение линий, коротеньких фраз и узор, выписанных причудливым росчерком, она понимала, что даже при должном усилии не сможет повторить что-то подобное. Ей попросту не хватит магических сил. Слушая Ириса, ежиха поначалу кивала, давая понять, что улавливает суть, но когда речь зашла о ней... Адель немного склонила голову набок и отвела взгляд в сторону. Нет, аллигатор не задел её за живое и не обидел, скорее очень сильно озадачил. Вне всяких сомнений, он говорил верные вещи. И говорил так, словно видит её насквозь, как будто невидимыми руками вытаскивая из неё самые потаённые страхи и переживания. И делал он это так естественно и осторожно одновременно, что волшебнице на какое-то время показалось, что всё так и есть. "...так и есть?" Аделина, всё ещё сохраняя задумчивое выражение лица, перевела взгляд на Седьмой, который отсюда казался ещё светлее и жизнерадостнее. Если подумать, если только представить, хотя бы на мгновение, сколь многого она лишена и как много могла бы сделать и успеть, будь она как все... Бегать вместе с другими волшебниками и волшебницами на занятия, смеяться вместе с подругами по пути домой. А участвовать в волшебных турнирах, которые каждый год устраивали в Академии? А практиковать заклинания где угодно, не выбирая местечко для своей коляски поудобнее? А если бы все эти ученики не смотрели бы на неё с этой жалостью и, иногда, с отвращением, просто потому, что она от них отличается? Если бы с ней дружили по-настоящему и кто угодно? Если бы было возможно, как все, пробежаться по нагретой солнцем земле босыми ногами, просто что бы почувствовать, как это... А папа... он бы, тогда, не работал так много, делая всё, что бы ей помочь... Адель очень легко и спокойно улыбнулась, понимая, как много мыслей в один миг закружилось в её голове и какой вихрь чувств они подняли. Ирис, в какой-то степени, всё же был прав. Всё то, что он сказал, иногда, в совсем уж тоскливые дни, приходило ей в голову. Она думала над всеми этими вопросами, не находила ответов, расстраивалась, затем снова думала... И в какой-то момент нашла для себя то, что, как ей показалось, было для неё верным. - Всё не так, мистер Андерсен. - сказала волшебница, отпивая немного из стакана и переводя на мага взгляд. - Меня ничего не беспокоит, совсем. Я знаю, что очень отличаюсь от всех остальных, но это ведь не означает, что я плохая. Я просто другая. Улыбнувшись и отпив ещё немного, чародейка продолжила: - Я здесь потому, что меня попросили придти. Вот, видите? - девушка указала на значок ревизора. - Но кроме этого, знаете, мистер Андерсен... то, что Вы делаете, это невероятно. Не невозможно, но невероятно. И очень интересно. Можете ли Вы рассказать мне немного больше? Например, кто работает с Вашими клиентами? Занимаетесь ли Вы каждым посетителем лично? Как именно Вы работаете с тем, что беспокоит тех, кто приходит сюда? Эмоции и чувства, это ведь... Ох! Аделина так вдохновилась, что начала говорить слишком быстро и у неё в горле немного пересохло. Кашлянув и сделав ещё несколько глоточков, она, виновато улыбнулась, продолжила свою мысль: - ...то, с чем Вы работаете, нельзя вот так просто увидеть, правда же? Но Вы можете! Можете? Как это выглядит? На что это похоже? Как Вы работаете с этим? И, наверное, самое интересное... куда Вы деваете то, что беспокоит Ваших посетителей?
  11. Больница Седьмого

    Аделина, найдя интересный журнал, попросила разрешения у Эли взять его, после того, как она тут закончит. В остальном, между ними сложилась очень приятная и добрая беседа. Ящерка охотно рассказывала ей всё, что интересовало волшебницу, а та, в свою очередь, безмолвно восхищалась открытостью секретарши. Должно быть, этот Ирис и впрямь был потрясающим волшебником. Линь, конечно, было непросто сопоставить фотографию аллигатора и то, как о нём говорила Эли, но ещё её отец говорил: "Не суди книгу по обложке". И Аделина хотела придерживаться этих золотых слов. Потому, когда перед ней показался хозяин заведения, волшебница развернула свою коляску и посмотрела на аллигатора самым добрым и тёплым взглядом, после чего сложила руки на коленях и немного преклонила перед ним свою белокурую головку: - Здравствуйте и рада знакомству с Вами, мистер Андерсен. - юная чародейка выпрямилась и, мягко улыбнувшись, продолжила. - Меня зовут Аделина Мунвелл. Консультация... да. Да, пожалуй. Мне бы хотелось поближе познакомиться с Вашим родом деятельности. Вы не возражаете? Девушка смолкла, дожидаясь ответа. Ей показалось, что было бы правильно сказать, что её послали из Академии, что она ревизор, и что ей нужно узнать у него очень много самых различных вещей, но решила, что не стоит торопиться. Не потому, что она хотела что-то скрыть от аллигатора, и уж точно не потому, что хотела его обмануть. Волшебница подумала, что попросту е стоит торопиться, и всё можно рассказать по ходу дела, постепенно переходя от одного к другому. К тому же, на груди её жилетки-безрукавки и без того висел значок проверяющей, так что Ирис без какого-либо труда смог бы его заметить.
  12. Больница Седьмого

    (Использование навыка: Ясный взгляд на всю комнату). Тепло попрощавшись с Йомико и заверив её, что всё обязательно будет хорошо, Адель оказалась внутри. Здание её... удивило. Странно, как сильно оно отличалось от всего того, что ей пришлось повидать ранее. Её собственный уютный домик в лесу, величественная академия, библиотека, даже лес - все эти места были полностью пропитаны магией, и она ощущалась, буквально, во всём. Здесь же было как-то... иначе. Может потому, что сама комнатка выглядела необычно, по большей части из-за стен и интерьера. Заметив девушку, Аделина, подобравшись ближе, поприветствовала её с улыбкой, а затем спросила её имя. Ящерка ей понравилась. Некоторое время смотря на бантик, который она носила, наверное, как любимый аксессуар, ежиха с нескрываемым восхищением похвалила его. Он и впрямь показался ей симпатичным. Вот бы и ей такой же...! Заметив, что сделала секретарша, глазки у волшебницы засияли, и она тут же поинтересовалась, что она сделала и для чего. Как это работает? Кому улетела записочка? А куда ведут эти трубы? А как до получателя доходят сообщения? Зачаровано ли это каким-то невероятным образом, ждут ли на том конце этого изобретения домашние феи или другие магические существа, что бы доставить письмо адресату? После того, как на часть вопросов были получены ответы, Аделина неторопливо принялась изучать комнатку, в которой она оказалась. Подъехав к ближайшему столику очень осторожно, что бы не шелохнуть стулья, и не помешать работе ящерки случайным шумом, она с нескрываемым любопытством взяла несколько журналов и полистала их, в надежде не только узнать, что там пишут, но и, возможно, найти какую-то, пусть и общую информацию об этом месте. Закуски девушка не стала трогать просто потому, что перед тем, как добраться сюда, она и Йомико хорошо позавтракали. А вот с ящеркой, в ожидании хозяина заведения, Аделина совсем разговорилась. Как давно она тут работает? А чем занимается? Волшебница ли? А где она училась? На каком факультете? Кто её любимый учитель? А что она умеет? А какие интересные заклинания знает? Нравится ли ей тут? Часто ли сюда заходят? Не обижают ли её посетители? Кто был самым необычным посетителем из всех, что она видела? Что здесь берут или заказывают чаще всего? А что реже? Что сама ящерка здесь берёт или какими услугами пользуется? Что она думает о хозяине заведения? Нравится ли он ей как работодатель? Кроме того, волшебница то и дело осматривала комнату на наличие каких-либо следов магии или остаточных заклинаний.же ящерку таким же образом осмотрела. И закуски. И бумаги. И каждый стул и стол. Не потому что искала что-то нехорошее, а из чистого любопытства.
  13. Больница Седьмого

    <-- Гранд Библиотека На следующий день, после тщательного инструктажа и подготовки, Аделина вместе с Йомико направилась к одному из магазинов Ириса. Располагался он рядом с больницей Седьмого, практически в двух шагах. Волшебнице было и интересно и непонятно одновременно, почему так. Маг использует кристаллы души, что бы помогать, но при этом, он содержит именно магазин? Мышка ничего не смогла сказать на это, и ежиха внесла этот пункт в свой небольшой блокнотик, который прихватила на случай, если забудет спросить у аллигатора что-то. Йомико и Адель некоторое время обсуждали, что девушке стоит надеть, и в итоге остановились на форме академии. Она не была обозначена каким-то особым цветом или оформлением. Подобную одежду носили те, кто трудился на благо заведения, выполняя ту или иную работу. В случае Адель, это было голубоватого цвета платье до колена, с лёгкой жилеткой-безрукавкой. Волосы ей Йомико помогла собрать в один красивый хвост, а на груди у неё висел значок ревизора. Волшебнице нравился её новый образ, хотя она всё ещё не могла наверняка сказать, нужно ей это было, или нет. Когда они прибыли, Линь попросила мышку подождать её у дверей, после чего, ещё раз прокрутив в голове все интересующие её вопросы, вкатила коляску в магазин и осмотрелась в поисках владельца.
  14. Гранд Библиотека

    Остаток дня девушки провели за разговорами. Адель, изучив странную машину со всех сторон, так и не решилась к ней прикоснуться, полностью доверив это дело Йомико. Посовещавшись с мышкой и просмотрев несколько примеров, девушки потратили некоторое время, что бы выяснить, какие именно зелья может варить Адель. Цены и какие-то поправки были полностью за учительницей - Аделина в этом совсем ничего не понимала. Когда, наконец, объявление было составлено и вывешено, то ежиха, помогая заваривать чай, понемногу задавала Йомико вопросы о задании, которое им дал профессор. Для начала, кто такой этот Ирис? Сколько ему лет? Учился ли он в этой Академии и если да - то у кого? Какой у него талант, и какой школе он обучался? Как именно он добывал кристаллы души? Этот вопрос, наверное, особенно волновал Линь. Она не знала всех деталей, но отчего-то была уверена, что это не просто и для этого просто необходимо крепко телосложение, в то время, как аллигатор казался очень... тонким. Оказавшись за столом и отпив немного чая, волшебница продолжила задавать вопросы. Чем ещё занимался Ирис? Занимается ли он этим до сих пор, и если нет - то почему? Какие серьёзные нарушения и запреты существуют для работы? После этого, Адель принялась интересоваться исключительно по теме своего образа. Как она должна выглядеть? Что ей надеть? Как говорить? Должна ли она стараться подражать офицеру Академии, или стоит вести себя естественно? Можно ли рассказать самому Ирису, для чего они пришли к нему, или это под запретом? И самое важное, будет ли Йомико постоянно рядом с ней?
  15. Здание Совета

    Аделина внимательно слушала, подмечая про себя какие-то важные детали то тут, то там. В общем и целом, это задание для неё было в новинку. Наверное, она ожидала чего-то более привычного: сварить какое-то зелье, приготовить мазь, быть может найти какой-то не самый распространённый цветок. Возможно, что даже помощь учителям в Академии - которые в глазах волшебницы были хранителями вековой мудрости и нескончаемой силы - удивила бы её меньше. А здесь проверка бизнеса! Девушка первые несколько мгновений подумывала вежливо отказаться и попросить другое задание. Ей казалось странным и неправильным приходить куда-то и иметь дело с чем-то, в чём она совсем-совсем ничего не понимает. Легальность бизнеса, соблюдение условий... ежиха даже примерно не представляла, какими они должны быть. Адель большую часть своей жизни провела в четырёх стенах, о работе слышала только от своего отца, но и только. С другой стороны, что-то остановило её, заставив призадуматься снова. Манипуляция эмоциями и воспоминаниями... Эти слова отчего-то обеспокоили мобианку. Воспоминания ей казались чем-то сокровенным и ценным, а эмоции - чем-то универсальным и личным. Разве можно было использовать подобные вещи в бизнесе? - Я... хм... да, я постараюсь сделать всё, что только смогу. - кивнула Линь с мягкой улыбкой. - Я и мисс Йомико займёмся этим сейчас же! Тепло попрощавшись с профессором, Адель с помощью мышки покинула здание Совета. Путь девушек лежал сначала в библиотеку, что бы провести там все необходимые приготовления, а затем и в гости к господину Ирису - по счастью Йомико знала, где он находится. ---> Гранд библиотека.
×