Adelina Moonwell

Пользователь
  • Публикаций

    141
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

6 Нейтральная

Информация о Adelina Moonwell

  • Звание
    Участник
  • День рождения

Дополнительная Информация

  • Кольца
    100
  • Раса
    Ёж
  • Навыки
    Алхимия (нов.)
    Неприкосновенная
    Паралич ног
    Школа света
    Ясный взгляд
  • Анкета
    http://mobiusopposite.ru/index.php?/topic/981-adel/

Посетители профиля

894 просмотра профиля
  1. (Создание эскиза: зелье роста). Услышав Йомико, Адель крепко задумалась, не сводя взгляда с алхимического стола. Ей была понятна позиция мышки и то, что он сделала. Она с лёгкостью, во всяком случае, так ей казалось, смогла бы повторить пошагово всё то, что сделала наставница, но та попросила придумать что-то своё. Это было не столько сложно, сколько... неопределённо. Алхимия была очень многогранной, и потому придумать что-то было непросто хотя бы потому, что всегда существовало множество вариантов одного и того же зелья, которое можно кардинально изменить, убрав или добавив один ингредиент. Немного подумав, и представив себе то, что она хотела бы получить, Аделина, уверенно кивнув, взялась за пергамент и пёрышко. Она писала несколько минут, и было заметно, что у неё не всегда получалось. Волшебница то качала головой, осторожно зачёркивая же написанное, то по нескольку секунд легонько постукивала кончиком пера по пергаменту, словно подыскивая верный ингредиент и комбинацию. Наконец, справившись с заданием и удовлетворённо улыбнувшись, Линь протянула свёрток с рецептом и составом Йомико: - Это зелье роста. Я думаю, оно хорошо поможет цветочкам расти, а слабые и засохшие побеги смогут набраться жизненных сил. Получив одобрение мышки, чародейка приступила к созданию, что бы на практике проверить, как это будет работать, и не ошиблась ли она в расчётах. Для начала - основа любого зелья, то, что она освоила ещё с прошлого занятия. Поэтапно соединить несколько простых ингредиентов, внимательно следя за тем, что бы прошлый растворился до того, как добавлять следующий. Как только раствор менял цвет, ежиха понемногу всыпала другой ингредиент, наблюдая за реакцией. Когда жидкость стала светло-светло зелёного цвета и на её поверхности появились первые пузырьки, девушка поставила колбочку на медленный огонь, в то время как сама занялась кристаллами. Взяв горстку крохотных и розоватых минералов, мобианка зарыла глаза и сосредоточилась. На выдохе проведя рукой в воздухе, за которой тянулась светло-жёлтая дымка, она коснулась их указательным пальцем, и как только кристаллики потеплели и начали светиться изнутри, девушка тут же ссыпала их в ступку. Зачаровав пестик на измельчение минералов, Линь переключилась на растения и травки, которые принесла с собой из леса. У неё не было с собой ничего необычного. На той полянке, кажется, росли только уже знакомые ей растения. Ко всему прочему, некоторая часть из них уже немного подсохла, но это не было плохо, ведь их ключевые свойства всё ещё можно было использовать. Взяв очередную ступку и пестик, Адель поочерёдно измельчила каждую травку до однородности, а затем добавила туда ягоды. Получившуюся кашицу она так же насытила своей магией, коснувшись её поверхности указательным пальцем. Тёмно-зелёная жижа тут же красиво заискрилась золотистыми искорками, а волшебница - улыбнулась. Пока что всё что хорошо. Последний кусочек кристалла, который она взяла, должен был стать финальной и самой важной частью её зелья. Его Аделине пришлось сначала немного обработать, что бы он смог закупорить колбочку, и только после этого зачаровать. Как только грани минерала приятно заблестели, девушка отложила его в сторонку и занялась объединением ранее заготовленных ингредиентов. Собрав с кашицы только золотисто-искрящуюся жидкость, волшебница по капельке добавляла её в зелье до тех пор, пока общий цвет не стал тёмно-зелёным с хорошо заметными жёлтыми искорками, которые на манер светлячков то вспыхивали, то угасали. После этого она добавила горстку кристальной пыли, после чего зелье тут же стало светло-светло-розовым, а искорки в нём, вспыхивая, напоминали не столько огоньки, сколько небольшие фейерверки в виде цветочков. Закрыв горлышко колбочки подготовленным кристаллом, ежиха осторожно сняла своё варево с огня и отставила в сторонку, остывать. За то время, как жидкость остывала, она немного меняла цвет, возвращаясь к изначальному светло-зелёному. Золотые крупинки внутри лениво поблёскивали, словно успокоившись. Как только кристалл оказался вынут, из горлышка тут же потянулся вверх зеленоватый дымок. За пределами бутылочки он принял форму большого расцветающего растения, с красивыми ярко-оранжевыми лепестками и причудливо изогнутыми листьями, лепесточки которого красиво блестели и переливались. Эффект растворялся по мере того, как дымок устремлялся вверх и таял в воздухе. \\Рецепт для анкеты: Зелье роста - настойка, способствующая бурному цветению и росту растений. Может использоваться на слабых и увядших растениях, что бы наполнить их силой или вернуть к жизни. Только для одноразового применения, так как частое использование может нанести непоправимый вред. В состав входит зелье энергии, кристаллы и лесные травы.
  2. Адель, стиснув в руке перо, замешкалась. До этого момента ей казалось, будто у неё полным-полно идей. Что отцу можно столько всего рассказать! О том, как она сама вышла из дома и как встретила Листа! О том, как они вместе гуляли по городу и академии! О том, как она встретила Йомико, мисс лису и её спутника - ежа. О алхимии, о травках, о зверятах на поляне, о том, как она прочла его сообщение...! Столько всего, целая буря и гамма чувств совсем не хотела складываться во что-то ёмкое, что можно было бы уместить на листе бумаги. Линь насупилась, сосредоточенно глядя на белый свиток. Что написать? О чём? Как сделать так, что бы он сразу понял, от кого это? Ежихе не хотелось просто писать письмо. Ей хотелось написать его таким, что бы отец, только пробежавшись глазами по строкам, тут же улыбнулся и у него прибавилось сил. "О чём...? Как...? Что написать тебе, отец?" В какой-то момент девушку посетила идея о том, что бы написать всего пару строк. Оставить то, что она так хотела рассказать на потом. Как знать, возможно, у отца и не будет времени, то бы читать целый рассказ. Кивнув, скорее в знак согласия с самой собой, нежели с кем-то, волшебница уверенно принялась писать: "Отец! Я безумно скучаю и молюсь Авроре о том, что бы с тобой ничего не случилось. Мне так много нужно тебе рассказать и показать! Я теперь так много умею и знаю! Возвращайся, пожалуйста, поскорее, в целости и сохранности! С любовью, твоя дочь, Аделина". Красивым росчерком поставив в конце подпись так, как умела только она, девушка дождалась, когда чернила высохнут, а затем вчетверо сложила письмо, протягивая его лисице: - Вот, мисс, возьмите.
  3. Адель мягко улыбнулась и, отведя взгляд от лисицы, медленно покачала головой из стороны в сторону: - Я совсем не устала, мисс Ридмэн. Она и впрямь не чувствовала усталости. Ей казалось, будто день только начался, будто она не плела никаких сложных заклинаний, повторяя то, что ей попадалось на глаза, и не исследовала полянку вдоль и поперёк, попутно собирая травки и знакомясь с местными зверюшками поближе. Сложно сказать, откуда у девушки было столько сил. Наверняка она и сама не знала ответа. Всё происходящее вокруг говорило о том, что совсем скоро волшебники и лисица будут записывать сообщение для её пропавшего отца. И ей очень хотелось помочь, хотелось сделать что-то, что бы оказаться полезной и для группы, и для её отца. Она не совсем поняла где он и что с ним, но вспоминая его голос и то, как он звучал... Должно быть, он держится так же, как и всегда - не показывая усталости и слабины, перешагивая через все невзгоды и неприятности, игнорируя всё лишнее и ненужное, полностью сосредотачиваясь на своей работе. Линь знала о том, как быстро он выматывается, бесконечно работая, и потому первым её порывом было сварить самого тонизирующего чая и испечь самый вкусный пирог, что бы её отец смог набраться сил. Но будет ли у лисицы время, что бы ему это передать? Кажется, она говорила о каких-то проблемах... Юная волшебница сейчас в полной мере ощущала все минусы собственной неосведомлённости об окружающем мире и его устройстве. Как же сложно быть полезной, когда не можешь хотя бы примерно предугадать, как пойдут дела! С другой стороны она знала точно, что её отцу понадобятся силы, что бы выбраться оттуда, где он есть. Да и госпоже лисице, наверняка, не лишней будет её поддержка. - Мисс Ридмэн, я бы хотела попрактиковаться в алхимии. - чуть более серьёзно, чем обычно, сказала Адель, кладя посох на ближайшую столешницу и серьёзно глядя на мышку. - Мне бы хотелось создать настойку, которая будет сильнее привычного зелья энергии. Которая могла бы подлечить и восполнить энергию... А для мисс лисы... Она говорила об опасности, а значит, она может пострадать... Возможно, сонное зелье для недоброжелателей будет достаточно эффективным, что бы никто не поранился?
  4. (Использование на Линнет навыка "Чистое сердце"). Находясь в библиотеке, Аделина чувствовала себя словно рыба в воде. Множество высоких полок, каждая из которых забита книгами, справочниками и фолиантами. Какие-то были о магии, какие-то касались конкретно заклинаний той или иной школы, а какие-то рассказывали о пользе растений и других ресурсов, которые можно необычно использовать во время ритуалов. А ведь кроме всего этого в этой библиотеке было столько всего неизведанного! Свитки на древних языках! Потрепанные временем, но всё ещё сохранившиеся книги, в которых самые первые маги публиковали свои труды и заметки. Невозможно было вообразить, как много знаний находилось в одном небольшом месте. Ежиху всё это манило и притягивало, и в то время, как большая часть её компании беседовала за чашечкой превосходного травяного чая, она находилась неподалёку, разглядывая книги. Самые интересные из них девушка принималась листать и с упоением зачитывалась. Строка за строкой, страница за страницей... Она даже не слышала, о чём говорил статный профессор Энигма, что ему сообщила Йомико, и что предлагала та красивая и воинственная девушка... - Обойдусь. Без. Вас. Почему-то именно в этот момент ежиха осознала, что содержание столь интересной книги о минералах перестало её увлекать. В воздухе повисло хорошо ощутимое напряжение. Это чувство Адель не было знакомо. Дома такого никогда не слушалось, а гости, что приходили в гости к её отцу, никогда себя так не вели. Это было что-то... что-то... пугающее? Волшебница, положив пальчик на строку, на которой остановилась, подняла взгляд на своих компаньонов. Никто не кричал, никто не ругался, никто не злился. Профессор Энигма выглядел так же, как и несколько минут назад. Йомико практически светилась от интереса к происходящему, демонстрируя и свою причастность, и готовность помочь. А мисс лиса... Кажется только сейчас, присмотревшись, Линь заметила, как она изменилась. Куда-то пропала эта бойкая девушка. Эта энергичная, невероятная, пылкая путешественница, от одного взгляда на которую внутри просыпалось такое неуёмное желание стать такой же отчаянной авантюристкой, и бежать, бежать вперёд, что бы мир проносился мимо расплывчатыми образами, яркими всполохами и пятнами! Сейчас, на месте этой дерзкой воительницы был кто-то совершенно другой... Первая ассоциация, которая пришла Аделине в голову - напуганный зверёк. Пожалуй, они тоже вели себя так: прижимали ушки, скалились, топорщили шёрстку и скалили зубки, всем своим видом вызывая желание замереть и раскаиваться просто потому, что невольного нагнал на бедняжку столько страху. Но разве эта иноземка боялась? Разве могло её, такую храбрую и неугомонную, словно живую искорку, что-то напугать? Ежиха не могла ответить себе на этот вопрос, но, впрочем, и не считала, что это столь необходимо. Положив раскрытую книгу себе на колени, девушка неторопливо подкатила свою коляску поближе к лисице. По её ладошкам пробежала золотистого цвета дымка, собираясь на кончиках пальцев едва заметным желтоватым сиянием. Да и сама ежиха сейчас словно мягко светилась изнутри, как будто фонарик. - Не стоит. - мягко проговорила Адель с тёплой улыбкой, осторожно касаясь руки лисицы и трепетно сжимая её пальчиками. - Не надо ругаться, пожалуйста. Юная чародейка за долю секунды собрала всё то, что ей нравилось и дарило хорошее настроение. Пение птичек, радуга после дождя, солнечные лучи играющие на водной глади, горячий травяной чай и кусочек вкусного пирога, долгие-долгие разговоры с тем, кто так дорог... Всё это складывалось в один небольшой импульс, который во время прикосновения передался лисице, напоминая о том, что для неё могло быть таким приятным, радостным и важным одновременно. Простые мелочи. Яркие победы. Запоминающиеся моменты из столь необычной, как у неё, жизни.
  5. Адель только и могла, что озадаченно слушать. Вот же незадача! Только ей показалось, что она начала понимать лисицу, как та за пару мгновений снова превратилась в очень разговорчивую иноземку. Импульсивную, энергичную, яркую, активную, в ту, на которую так хотелось быть похожей, но всё ещё иноземку. Ежиху это, конечно, не смущало, она вообще ко всем мобианцам относилась с нескрываемым теплом и пониманием. Лисица для неё, попросту, была непонятной, пусть и не становилась от этого хуже ни на йоту. Зато Йомико её, кажется, понимала без труда. Наверное, мышка тоже много путешествовала, или же, благодаря книгам, знала несколько языков и наречий. - Тогда обратно, к Академии? - поинтересовалась Линь с мягкой улыбкой. Кажется, призыв возвращаться был единственным, что она смогла услышать и расшифровать из всей речи беловолосой красавицы. - Мисс Йомико, а мы все пойдём? Или волшебники останутся тут?
  6. Адель, которая очень старалась не отставать от сути разговора, давалось это с большим трудом. Сколько, всё же, странных оборотов было в речи этой девушки! Что означало её "валим" и почему "сами"? Валили, обычно, деревья... По такой логике получалось, что лисица решила подраться с теми, кто захватил её отца, и сделать она это хотела... одна? Или вместе с кем-то? Линь даже не успела понять, верно ли она осознаёт происходящее, в то время как искательница приключений всё говорила и говорила, совершенно неожиданно переключив всё внимание на неё. - А... я... - залепетала ежиха, отчаянно пытаясь вернуться с небес на землю и сосредоточиться. - Ах, посох... Посох... Посох, конечно! Хлопнув в ладоши и широко улыбнувшись, волшебница принялась рассказывать, изредка жестикулируя: - Посохи, обычно, носят при себе либо волшебники, которые занимают какую-то должность в Академии, либо те, кто используют его как проводник при сотворении заклинаний. Это не обязательно совсем, но некоторым так удобнее плести чары. Для этой же цели используются жезлы, палочки и гримуары, иногда - орбы. Сами по себе они не содержат магической силы и не накапливают её, если в них, конечно, не встроены кристаллы души. Отец использовал его, как и все преподаватели в Академии, скорее как показатель статуса, нежели как оружие. Иными словами, посох не может ничего, если через него не проводить магическую силу. Закончив рассказывать, ежиха перевела взгляд на Йомико, словно спрашивая, правильно ли она ответила и не ошиблась ли в чём.
  7. Адель с жизнерадостной улыбкой знакомилась со зверятами. Малыши оказались очень милыми и дружелюбными. Сам факт того, что они кушали неё с рук, очень обрадовал волшебницу, которая по натуре своей любила проводить с животными время. Когда эльрик запрыгнул к ней на коленки, Линь, тихонечко хихикнув, очень мягко и осторожно погладила его по короткой, но густой шёрстке. Протянув своему новому знакомому веточку ягод, которые она сорвала неподалёку для того, что бы сварить чаю для всех магов, кто участвовал в поисках отца, юная чародейка заинтересованно наблюдала за тем, как он кушает. В то же время, краешком глаза заметив, что дискуссия подходит к концу, ежиха подумала, что ей стоит вернуться, что бы преподаватели не беспокоились. - Простите, малыши, мне уже пора. - тепло улыбнулась волшебница, осторожно беря смелого эльрика на руки и спуская его обратно на травку. - Уфф, вот так. Берегите себя! Попрощавшись со зверюшками, Адель неторопливо направилась к Йомико и искательнице приключений. По мере приближения она услышала их разговор, который касался её отца и ей показалось, что именно сейчас она сможет оказаться полезной. - Эм... простите? Мисс...? - Линь замялась, всё ещё неуверенная в том, как зовут обладательницу роскошной копны волос и белой шёрстки. - Я думаю, у меня есть то, что Вам нужно. С этими словами, ежиха протянула лисице магический посох, которым её отец пользовался при сотворении заклинаний, да и просто носил при себе, как знак его принадлежности к Академии и показатель его статуса. Адель захватила его из дома потому, что волшебник, уходя, отчего-то его оставил на столе, и она подумала, что вернуть его было бы здорово, а сейчас.. сейчас он, кажется, мог бы помочь в поисках!.
  8. (Попытка покормить зверька травками и фруктами). Адель ласково улыбнулась и помахала зверьку ладошкой. Эльроки - так назывались эти пушистики - славились своим дружелюбным нравом. Мобинцев они, обычно, совсем не боялась и частенько шли на контакт. Некоторые кушали прямо из рук, а некоторые даже позволяли себя погладить. Волшебница с радостью бы погладила крупного главу семейства по мордашке, но со своей коляски не могла до него дотянуться. Ничего вкусного она с собой не взяла, так что побаловать этих симпатяжек каким-нибудь лакомством у неё бы не получилось. С другой стороны, она слышала о том, что зверята любят всякую сочную зелень и фрукты, а их гнёздышко-норка как раз находилось под сенью плодоносящего дерева. Взяв отцовский посох, Адель с его помощью подцепила веточку и, подтянув её к себе, сорвала несколько крупных листиков и ромбовидных фруктов. Так же при себе у неё были некоторые травки из тех, что она нашла, пока каталась по полянке. Все они были совершенно безвредными и шли в состав зелья энергии, лечебных отваров или напитков, отгоняющих тревоги и помогающих расслабиться. Собрав всё вместе, ежиха протянула угощения эльроку, что бы он мог выбрать сам. - Будешь такое кушать, малыш? - доброжелательно поинтересовалась Линь у зверька.
  9. (Изучение травки на полянке и за её пределами). Адель только кивнула с мягкой улыбкой. Конечно, ей было бы очень интересно находиться рядом с Йомико и слушать о том, что лиса-путешественница рассказывает. Наверняка обсуждались бы очень интересные вещи, возможно, принципы магии или ритуалы, которые никто и никогда раньше не проводил! Столькому она могла бы научиться! Могла бы, сумей ежиха вникнуть в столь торопливую манеру общения белой и пушистой собеседницы. Речь лисы пестрила чудаковатыми оборотами, незнакомыми фразами и до того странными аллюзиями, что Линь без помощи словаря никогда бы не поняла, о чём та говорит. Наверное, мышка без труда понимала её потому, что жила в библиотеке и прочитала не одну сотню книг. Как только Йомико создала из бумаги два стульчика, Адель радостно захлопала в ладоши. Мышка придала бумаге, обычно такой хрупкой и податливой, совершенно другую форму и свойства! До чего же это было потрясающим, хотя, по сути, простым фокусом. Подобные вещи могли делать, практически, все маги элементальных Школ. Лёд из воды, осязаемые предметы из пламени или растений, молния из воздуха. Ученики Школы Тьмы могли придавать форму и "оживлять" тени, а такие как она, могли ловить солнечные лучики и создавать из них всё, что только душе захочется. Адель нравилось плести солнечных зайчиков-мобини. Они были совсем как настоящие, только светились изнутри и были ярко-жёлтыми. Понимая, что ничем не сможет помочь в таком необычном разговоре, волшебница решила заняться исследованиями. Домой ей возвращаться всё равно пока не хотелось. Потому, усадив кристаллик себе на плечико, Адель раскрыла книгу по алхимии, и принялась неторопливо кататься по полянке, с интересом изучая каждую травку, которую только встречала, понемногу отдаляясь от группы всё дальше и дальше.
  10. Адель внимательно слушала сначала мышку, а затем лису. И если слова Йомико и её улыбка девушку немного приободрили, то речь искательницы приключений окончательно вогнала в состояние совершенного непонимания. Ежиха чувствовала себя так, словно её, совсем неопытную, привели в класс, где ведутся уроки о сложнейших ритуалах четвёртого, а то и пятого уровня, а она ничегошеньки не понимает, хотя очень и очень старается. Поначалу, вопрос лисицы казался очень простым и Линь даже понимающе кивнула. Менять состояние чего-либо не звучало слишком сложно. Из грибочка можно было сделать кашицу, если растолочь, а воду - заморозить или выпарить. Но кажется, волшебница не уловила сути, потому что дальше рассказ устремился за пределы её понимания. С доктором Огнефлаем Адель была знакома очень поверхностно. Этого попугая она видела пару раз. Доктор приходил в гости к её отцу, иногда наведывался вместе с ним к ней, пытаясь помочь вылечиться. Она его запомнила по достаточно дружелюбной манере общения и по мягкому жёлтому, почти банановому, окрасу перьев. Увидеть, как он вызывает жутких существ из кристалла, а затем убегает, оставляя лисицу с ними один на один, было для ежихи очень... необычным зрелищем. Доктор меньше всего напоминал ей мобианца, который оставит кого-то в беде, особенно в той, которую сам же и создал. Вопросы о том, что такое магия и как она используется, так же порядком озадачили Адель. Лисица была не совсем права, говоря о Седьмом, но суть это не слишком меняло. Из того, что помнила волшебница, магия существовала везде, а не являлась источником чьей-либо души. Просто некоторые могли её чувствовать и использовать, а некоторые были этого дара лишены. И если до этого момента всё было просто и понятно, то после зашла речь о Донанде, затем, кажется, о других искателях приключений, которые как будто были как волшебники, но в то же время - не совсем. Кажется, потом зашла речь о неком устройстве, и лисица решила, что её будут за это ругать... И Адель снова не поняла, что в этом такого. Конечно, в Седьмом использовали магию, и она лично никогда таких устройств не видела, но разве это плохо? Отчасти, это было похоже на её кресло-каталку. Она совершенно точно была сделана умелыми руками какого-то мастера, но приводилась в движение за счёт магических кристаллов и её мысленных пожеланий. Последняя часть звучала совсем странно. Сначала путешественница говорила о том, что доктор её друг, а затем просила на него не наезжать. Адель не знала никого в Седьмом, кто вздумал бы навредить профессору подобным образом. А доказательством того, что она всё верно поняла, послужила последующая фраза девушки о том, что она на всех лично наедет и задавит. Для миролюбивой волшебницы подобного рода общение было совсем в новинку... Поглаживая оживший кристаллик, Линь смотрела на Йомико как на единственную, кто способна ей куда более простым языком объяснить, что путешественница имела ввиду.
  11. Как только раздался голос Линнет, волшебница тут же вздрогнула и резко одёрнула руку, отчего палатка сначала погасла, а затем рассыпалась на множество веточек и листочков, оставшись на полянке чем-то похожим на свежескошенную зелень. Адель вздохнула с улыбкой, осознавая, что это даётся ей легко, но и сил требует немало, но заслышав краешком уха речь, практически тут же вжалась в своё кресло, не до конца понимая, хвалит её лиса, ругает ли, или просто хочет что-то спросить. Искательница приключений говорила много, быстро, в её речи было множество каких-то иноземных слов и фраз, и ничего кроме вопроса о заклинании ежиха совсем не поняла. Она бы с радостью ответила на вопрос девушки, но что-то ей подсказывало, что она не только не до конца вникает в суть, но и объяснения вроде: "Я просто вижу остаточный след заклинания, а затем плету его точно так же, повторяя", будет попросту недостаточно. К тому же, отвечать всего на одну часть вопроса, оставляя без внимания другую, было бы неправильно и некрасиво. Обняв руками покрепче отцовский посох, Линь с волнением посмотрела на Йомико, как будто прося её ответить лисе, а заодно и безмолвно интересуясь, что эта белоснежная авантюристка имеет ввиду.
  12. (Попытка повторить и запомнить при успехе заклинания: одно боевое, призыв элементаля и создание предмета (палатки)) Адель, с помощью мышки, познакомилась поближе с травками, которые они смешивали накануне. Ничего нового и особенного, но видеть их дикорастущими, среди всей остальной травы, было так... необычно. Теперь, зная о том, сколько пользы можно извлечь из обычной травинки, ежиха задумалась о том, что растёт возле её домика. Может там, на небольшой грядке, где отец обычно выращивал фрукты и овощи, тоже есть что-то, из чего можно сварить какое-то зелье? А может и то, из чего она обычно варила для него чай, не задумываясь, при правильных ингредиентах могли бы стать чем-то совсем новым? Игры волшебников казались ей чем-то... не странным, скорее не очень понятным. Линь не подходила близко, пару минут наблюдая за процессом больше из любопытства, чем из искреннего интереса. Фигуры казались живыми, прыгали, кидались миниатюрными заклинаниями, что было, возможно весело, но её головка сейчас была занята совсем другим. Остаточные заклинания, например, вызывали в ней куда больший интерес. Она попробовала повторить самостоятельно одно боевое заклинание, одно - по призыву элементаля, и ещё одно, последнее - трюк с палаткой. Кроме того, что ежихе хотелось научиться чему-то новому, её интересовал сам результат. Это было далеко не простенькой бытовой магией, не заклинаниями школы света, а чем-то другим, за пределами всего, что она когда-либо учила.
  13. (Способность: Ясный взгляд на поле боя. Попытка найти какие-нибудь травы). Адель с заметной тревогой посмотрела на белую лисицу. Она говорила много, быстро, и привыкшая к размеренной и спокойной жизни волшебница даже не всегда понимала, говорит ли искательница приключений на всеобщем, или на каком-то своём, совершенно незнакомом диалекте. Единственное, что она для себя выяснила, так это то, что мисс лиса уверена, что с её папой уже могло случиться что-то плохое, и то, что она не совсем чародейка. А может и вовсе лишена волшебного дара...? Линь к таким путешественникам относилась не просто спокойно, а едва ли не с большим интересом, чем к своим одарённым коллегам. Жизнь без магии! Подумать только! Никаких бытовых зачарований, которые так облегчают жизнь и развязывают руки! Если бы у них было больше времени, если бы они встретились при совсем других обстоятельствах, ежиха тут же принялась бы расспрашивать девушку обо всём на свете! Это ведь так интересно познакомиться с кем-то, кто живёт в одном с тобой мире, но по другую его сторону. Но, возвращаясь к общим сведениям... Юная магичка была уверена, что с её папой всё хорошо. Он же такой молодец! Такой талантливый и умный! Он обязательно будет в порядке! Слова чёрного ежа были восприняты ей достаточно покорно, как будто неизбежно. Конечно её не возьмут. И это правильно, потому что папа за неё невероятно волновался бы, а она, в свою очередь, только мешалась. Да и её коляска... Адель никогда не была за пределами Седьмого и даже не знала наверняка, сможет ли она ей управлять. А вот предложение Йомико её очень обрадовало. Жить в библиотеке, среди книг, с самой лучшей учительницей в мире! Она же научится столь многому! Пока их небольшая компания решала, что делать с лисой и её предложением, Адель тихонечко отделилась от общей компании, жестом предупредив мышку, что всё хорошо. Ежихе было интересно не только поискать какие-то ещё заклинания, которые, возможно, оставил её отец, но и необычные травы. Она пока была не слишком с ними знакома, конечно, но у неё была книга, так что практически любой цветочек она смогла бы определить.
  14. (Делится информацией с Йомико, Симилом и Линнет). Адель заворожено, почти не шевелясь и не дыша, слушала голос отца. Спустя целый день разлуки, спустя все эти часы и минуты трепетного ожидания и беспокойства, его голос обволакивал её, мягко ложился на плечи словно любимое одеяло, обещая защитить от невзгод целого мира. Она так тосковала, так надеялась на встречу и вот, она свершилась, пусть даже и с туманным отпечатком, всего лишь эхом голоса, который он оставил специально для неё. Она внимала каждому слову, но слышала как будто совсем не то, что должна была. Её отец кашлял, хотя уходил из дома совсем здоровым. Он просил её не беспокоиться, просто ждать и верить в него, но Академия... Пойман... Кем пойман? Он простудился? Он ранен? А его успех означает, что... В одно мгновенье Линь охватила такая буря чувств, что она сжала подлокотники пальцами и сильно-сильно зажмурилась. Столько всего важного было в его словах! Он говорил с ней совсем как обычно, этим мягким, приятным и спокойным голосом, но не беспокоиться у неё не получалось. И радость за его открытие, и беспокойство за его состояние и местонахождение, и сомнения насчёт того, что он сказал. Тревожась и опасаясь, что она что-то забудет, ежиха тут же развернула кресло, направляясь обратно к Йомико и Симилу. - Мисс Ридмэн! - окликнула она мышку, едва-едва завидев её. - Мисс Ридмэн! Следующие несколько минут она пересказывала им услышанное, очень часто запинаясь и оговариваясь от волнения. Она сказала мышке, что её отец хочет обмануть Академию, и тут же, извинившись, спросила, не говорит ли он о Академии Седьмого, потому что никакой другой Академии девушка не знала. После этого она попросила отправить Металиксу сообщение о том, что у отца всё получилось, что он ждёт помощи и сделает всё возможное, что бы замедлить тех, кто его поймал. Как только она немного успокоилась и выговорилась, то тут же с мягкой улыбкой поприветствовала лисицу, которую до этого так и не встретила. Следующие пару минут, пока волшебники решали что делать, отправляли сообщения или обменивались информацией, Адель взволнованно поглаживала живой кристаллик, осторожно играя с ним. - Если папа... - очень тихо начала она. - если папа правда в опасности и ему нужна помощь, могу ли я... можем ли мы все вместе ему помочь?
  15. (Попытка прочитать "записку"). Несмотря на всё многообразие чар, Адель не могла ни за что зацепиться конкретно. Её папа был здесь, это совершенно точно. Она видела след от магии и от его заклинаний, разбросанных то тут, то там. Границы магического ритуала, который он проводил, были огромны - она едва могла видеть, где начинается один символ и где находится другой, являющийся его важной связующей частью. Сложно сказать, как он прошёл... Линь не хватило бы сил, что бы его повторить, имей она при себе даже десяток волшебных напитков, способных восстанавливать энергию. Но чуть позже, потратив немного времени, она поняла, что без труда сможет объяснить другим, более опытным волшебникам то, как это должно работать, где и что нужно подправить, начертить, что куда положить, и так далее. Следы от боевой магии она старалась игнорировать, хотя они были, конечно, очень интересными. Только подумать, столько заклинаний в одном месте! Огненные и водяные сферы, световые лучи, тёмные лозы, воздушная сетка, громовой залп... Если бы у неё было чуть больше сил и времени, она бы с радостью записала все эти чары, а затем обучилась бы каждому из них, поочерёдно. Она никогда не знала, зачем нужна боевая магия и в чём смысл хоть какой-либо битвы, но сам факт того, что можно изучить нечто настолько потрясающее, её восхищал. Кроме всего прочего волшебница нашла то, что обнаружить совсем не ожидала. Записочки! Только подумать, те самые, их милые домашние записочки! Как будто отец знал, что всё так случится, и как будто был уверен, что она пойдёт его искать. Свои коротенькие сообщения Окуляр обычно создавал так, что бы только она могла их читать, попутно развивая свои навыки. После прочтения чары, обычно, развеивались, и девушка решила, что должна заняться ими в первую очередь. Заклинание было достаточно простеньким, почти обыденным, и потому не должно было отнять у неё много сил. Чувствуя, как по телу пробежала дрожь от волнения и трепетного предчувствия, Адель сосредоточилась на туманных знаках "записочки", что бы её активировать и прочитать послание, адресованное только ей.