K'hayl

Пользователь
  • Публикаций

    132
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

0 Нейтральная

Информация о K'hayl

  • Звание
    Участник
  • День рождения

Дополнительная Информация

  • Кольца
    500
  • Раса
    Антропоморфный ящер
  • Навыки
    Гидрорегенерация
    Гидрокинез
    Связь со стихиями (продв.)
    «Пловец»
  • Анкета
    http://mobiusopposite.ru/index.php?/topic/794-%D0%B2%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%B2%D0%BE%D0%B8%D0%BD-%D1%81%D0%B2%D0%B5%D1%82%D0%B0-%D0%B8-%D0%B1%D0%B0%D0%BC%D0%B1%D1%83%D0%BA%D0%B0/
  1. (Способность: связь со стихиями Цель: ящер, ударивший в спину дубиной) Крючковатые когти цепанули чешую на шее противника, пускай недостаточно хорошо, чтобы тот излил на землю свою кровь сильным потоком, но достаточным, чтобы убедить К‘хайла в том что его неожиданных противников можно убить. Это осознание было полезным ровно до того момента, как по его широкой спине пришелся удар дубиной. Ящер тут же проклял себя за то, что забыл, как учат драться его народ. Любой удар лишь помеха к тому, чтобы твой оппонент оказался мертв. Потому недавно сбитый с ног собрат решил быстро подняться и отвлечь того, кто пытался в одиночку убить его союзника. - «Но только я не один.» - со снисхождением в мыслях, думал о своих якобы собратьях К‘хайл, снабжая свои мысли рефлекторным ударом мощного хвоста по брюху ударившего . К счастью для нашего гиганта, он был одним из немногих, кого стихии приняли. Да, многие ящеры получали благословление воды, но лишь единицы становились представителями всех стихий, о чем указывали украшения на его маске. Потому используя своё преимущество, ящер воззвал к земле, на которой они стояли. Он вежливо просил о помощи корни растений, чтобы те помогли ему обездвижить тех, кто стал ему врагом. Чтоб быть более убедительным, он снабдил свою просьбу образами ящеров окутанных тенью и глазами светящимися непонятным зеленым светом. А пока он ждал ответа, К‘хайл взял посох в обе руки, готовясь принять удар от соперника перед своей мордой. Он ведь обязательно будет. Удар наотмашь, как их учили. Да, на каждой тренировке они были свидетелями тому, как делался такой удар, показывающий твое превосходство над одиночкой.
  2. (атака: левый ящер способность: когти) Сознание гиганта разрывалось между обычным кочевничеством в поисках гармонии природы и обычным служением Империи. Сколько ещё он способен увиливать от того, что ему необходимо вернуться и доложиться обо всём, что он видел и в чем участвовал? С другой стороны, может то, что сделали Картеры было запланировано и мнение, таких как он, просто не учитывалось? Это было бы прискорбно, но так не правдиво, что ящер в сомнениях едва не прикусил себе язык, а будь бы он ядовитым, то это стоило ему бы жизни, наверное. Так что стоило просто подумать о том, как достойнее всего вернуться, а для этого надо было совершить что-то. Вот только что? Принести сто голов врагов? Узнать их слабости? Ну, во втором пункте все было просто. Ящер уже отметил для себя, что местные маги разобщены и поглощены своими экспериментами больше, чем окружающим миром. Отвлекшись от почвы у себя под ногами, чтобы определить новое направление для своего маршрута, ящер недоуменно поднял бровь. Бамбук, что плотными рядами стоял вдоль относительно него прямой дорожки. Когда он двигался сюда, он не видел ничего, чтобы напоминало это растение. Более того, здесь было слишком холодно для него, так что ящер мог с уверенностью сказать, что он не в Седьмом или его заставляют думать, что он не там. Второе предположение имело право на жизнь хотя бы потому, что ящер был уверен, что такое количество магов могло и умело пудрить окружающим мозги. Но даже в такой ситуации гигант не поддался страху и пусть медленнее, чем до этого, но двинулся вперед. Начиная со знакомства с Хаосом, он уже не раз убеждал себя, что странности в этом мире повсеместное занятие. И сквозь образовавшийся туман, острое зрение ящера увидело два силуэта. По их неумолимому приближению и походке, К‘хайл, как умелый воин, определил, что то были два ящера. Чуть крупнее него, но это были определенно его сородичи. И по мере их приближения, шаман открывал для себя всё новые признаки того, что это какая-то замысловатая ловушка. Начнем с того, что те, кого К‘хайл прозвал для себя сородичами, были воинами. Об этом говорило их оружие – две древесные дубины, материал которых был будто скручен. А так же об этом четко говорил знак, что был вышит на их набедренных повязках. Наш ящер был тоже воином, но его оружием был посох, чтобы в случае чего избегать подобных ситуаций. Да и порой бамбук, что был из совсем других мест, был куда прочнее обычных деревяшек, которыми тут пользовались крохи. К‘хайл решил, что стоит остановиться, приняв при этом более воинственную позу, чтобы в случае чего быть готовым к неожиданной атаке. На плечах этих двоих должны были быть ещё метки клана, как и у нашего подопечного, но странная дымка, что окутывала их тела, не давала этого определить. А эти странные глаза и вовсе не давали покоя. Что они такое и почему им было приказано напасть? Ну что же, раз такое дело, то К‘хайл не стал ждать, пока на него нападут. Поэтому начал атаку первым. Беря разбег, чешуйчатый шкаф прикинул заодно как сможет использовать своё окружение, пусть он уже и жалел, что дождь не помогает ему в его битве, ведь благодаря нему он нанёс бы свой удар куда быстрее. Приблизившись достаточно быстро, ящер попробовал оттолкнуть своего правого противника, рассчитывая на свой собственный вес. А пока левый ящер и хотел бы что-то сделать, К‘хайл полоснул острыми крючковатыми когтями по шее своего оппонента, надеясь нанести ему хоть какую-то ощутимую рану. Бить что того, что другого по голове было бесполезно, так как они явно тоже прошли обряд инициации и стали едины с маской из живого металла, зато она не защищала их шей. Впрочем, если его метод не сработает, то в случае чего он рассчитывал отмахнуться посохом.
  3. Сказать по честному, дождь не был таким уж и громким. Стекол он звуком падения капель не разбивал, так что в остальном всё было терпимо и требовало от ящера никаких телодвижений для вялой попытки закрыть уши своими большими ладонями. Зато чешуйчатый отлично чувствовал эмоции своего собеседника, которые скакали от лёгкой радости до одобрения. Этого времени отлично хватало, чтобы чётко сказать, что мол Хаос очень хаотичен в своих ощущениях. Видимо именно благодаря этой черте, его так и назвали. Чудны всё ж таки эти мобианцы и их выборы имён. А пока ящер размышлял, Хаос выдал своё согласие и медленно растаял в воздухе, размываемый каплями дождя. Эффектно получилось, но недостаточно, чтобы К‘хайл открыл челюсть в приступе удивления хотя бы на миллиметр. Зато сознание посетила новое ощущение. Лёгкое, как перезвон капель, но и неотвратимое, как бурный поток. - «Удивительно.» - со вздохом подумал ящер, поведя своим массивным хвостом. Немного отойдя от того, что только что произошло и несколько примирившись с новым ощущением чужого присутствия, шаман зашагал куда-то вперёд, особо никуда не направляясь, а просто шлёпая по лужам, которые успели образоваться за несколько часов непрерывных осадков. Пора была решать, что же делать и куда двигаться.
  4. В этот раз маска спокойствия дрогнула на морде ящера, выражая его неестественное, непонятное, неизбежное и ожесточенное недоверие. Конечно К‘хайл как и многие представители его вида они отличались довольно своеобразным для мобианцов любопытством. Но больше всего их раздражали даже намёки на обман. Именно благодаря этим намёкам, чешуйчатый гигант пропустил мимо ушей слова о том, что у него уже есть сила, что может сокрушить его врагов. Он так же мало обратил внимание на магов, что пробежали в относительной близости рядом с ним. Какой-то частью своей души, К‘хайл понимал, что для носящих разноцветные мантии, путь шаманизма и природы неведом и остается закрыт до тех пор пока они не увидят процессы мира так, как видит он или те кто смогут их направить. Возвращаясь к летучему змею, ящер натужно фыркнул, отмечая по облачку пара у себя из пасти, что на улице прохладнее, чем ему бы хотелось. - Я представляю вс-с-се с-с-силы природы. – уточнил К‘хайл, так и не избавившись на морде от налёта недоверия, - Стихии говорят через меня. Но это честь для меня заслужить благос-с-с-словление духа воды. – ящер сделал вид, что почтение настолько захлестнуло его, что тот слегка поклонился. – И прости мою подозрительность, но я не с-с-с-стану идти туда, куда не знаю и делать того, что я предполагаю опасным, даже если передо мной с-с-с-сам бог. Да, для К‘хайла нужно было чутка больше мотивации, чем просто хочу от неизвестно откуда взявшегося духа. Пускай путь стихий был направлен на сохранение гармонии во всём сущем, он редко когда заключался в поиске того, что имело хоть какое-то отношение к артефактам.
  5. Ящер, как и его собеседник, пытался следить за всеми маломальскими телодвижениями хотя бы смутно напоминающими об опасности. А опасаться было чего. К‘хайл чувствовал, что это существо имело огромную силу и мысли его неприятно сочились в сознание шамана. Он не хотел этой мысленной связи, но кто его спрашивал? Гигант просто хотел найти того, кто следил за ним. Откуда он знал, что наткнётся на бога, о котором забыли сообщить ему духи? А может, не забыли? Может они его боятся? Чешуйчатый нахмурился, не сводя взгляда с лоснящегося от воды тела Хаоса. Жидкость рядом с этим змееподобным существом, изгибалась, будто пытаясь выказать своё уважение. - Те, кто не хотят навредить, с-с-с-сразу говорят о с-с-с-своих намерениях, а не пытаются делать из мобианцев и прочих параноиков. – заметил ящер, резко рассекая воздух перед собой когтями, заставляя барьер исчезнуть, а влаге попасть на чешую. – Я ищу с-с-с-силу. Такую, чтобы можно было защищать других. К‘хайл не собирался говорить, что он делает это для того, чтобы вернуться в Империю. Вряд ли Хаос поймет его намерений. Так что он решил дать ему только часть правды. Самую простую, чтобы он смог его понять и больше не задавал вопросов. Ведь как бы то ни было, шаман не назвал бы эту ситуацию нормальной. Он чуял подвох в каждом слове Хаоса. Что-то было определенно не так. И он намерен был это выяснить, но для этого нужно было принять правила игры этой змеи.
  6. Ящер оставался неподвижным, пока существо рядом с ним вилось в каком-то странном для него танце. Оно вроде показывало себя разумным, но если то, что состоит из воды, является разрушением всего сущего, то стоит ли ему доверять? К‘хайл задумался, следя взглядом за передвижением змееподобного вещества. Что-то казалось ему подозрительным во всём этом, пускай любопытство толкало его на знакомство с этим нечто, назвавшееся Хаосом. - Бог? – переспросил ящер, прервав общее молчание. – Я чувс-с-с-с-ствую твою с-с-с-силу, вижу тебя перед с-с-с-собой, но что осквернило тебя, раз сама с-с-с-сущность воды несет погибель? И пус-с-с-скай, я не так опытен, как мои с-с-с-собратья, но я могу предложить помощь в поиске ис-с-с-сточника твоей порчи. Ящер не стал говорить, что в первую очередь он искал возможность вернуться в Империю. А уже потом источник своей развивающейся паранойи. Шаман не был уверен, что представившийся Хаосом являлся тем самым источником и поэтому пытался в удачные моменты оглядеться по сторонам. В рукопашной, он мобианца быстро урезонит, а при дожде так и тем более, осталось только выловить острым взглядом где эта туша имеет право скрываться.
  7. Ящер шел долго, и всё это время держал себя в руках. Не оборачивался, а просто пер, как локомотив, к своей призрачной цели. Эта цель была очень призрачной, потому что на земле, кроме следов учеников, он ничего не заметил. Может ему это всё почудилось и за ним не следили ни солдаты Сопротивления, ни шпионы Империи? В данный момент, он предпочел бы думать именно, так чтобы готовиться к возможной стычке с материальным врагом. Завернув в какой-то момент за здание школы, ящер еле заметно скривился от того, что предстало перед его глазами. Неуважение к зданию и местной природе, удручало шамана и вызывало у него только чувство отвращения к обучающимся здесь. От мыслей его отвлек голос, который исходил откуда-то позади. Реакция не заставила себя ждать и К‘хайл развернулся так быстро, как только смог. Чтобы в итоге столкнуться с чем-то очень странным. Форма и движения существа почти перед его носом говорили о том, что это нечто живое и разумное. Поэтому чешуйчатый не примянул использовать момент, чтобы осмотреться по сторонам в поисках мага, который мог его, духа, контролировать. Ведь могло статься так, что это блуждающий фамильяр, даже несмотря на то, каким могуществом веяло от его крохотного тельца. - «Но что странно. Я помню, что духи говорили, мол среди них нет разделения, как у меня на родине. Нет старших и младших духов. Есть только их общая масса, которая является общей природой. Слабой по отдельности и такой сильной, когда они все вместе. Тогда.» - осмотрев скользящую по влаге фигуру, ящер отступил, - «Что же ты такое?» Не зная намерений существа, К‘хайл предпочел держаться на некотором расстоянии, чтобы он сумел либо защититься, либо контратаковать в случае проявления агрессии. Что-то говорить существу он тоже не стал, не зная, понимает ли он его.
  8. Прибыв в едальню местную, да взяв себе яств из рыбы и мяса, устроился в отдалении ото всех говорящий с водой. Ел он медленно, обдумывал, прикидывал, да так и не вразумил, что делать ему дальше. Возможно, тот учитель, с кем встреча не состоялась, помочь бы смог совсем немногим. Это удручало пришельца нашего, потому что в тупике он оказывался из-за желаний своих. Жевал-жевал-жевал наш К‘хайл, да тут… Неспособный больше терпеть этих издевательств, говорящий с водой упаковал часть своего обеда в пластиковый контейнер, честно унесенный с прошлого места работы, а затем убрал недоеденное в рюкзак. Сам же он поднялся со своего места, взял свой посох, который до этого момента пристроил к краю стола. Перешагнул скамью и двинул к одному из окон. На него косо смотрели, шептались, но К‘хайлу было уже немного побоку. Он в течение большей части дня ощущает себя так, будто попал в чью-то дурную сказку. А ещё это ощущение постоянной слежки рождало в нем не самые радужные мысли. Вот только за усиленными магией окнами ящер наблюдал только дождь, а не кого-то, кому можно стиснуть череп в своих сильных руках. Увы, даже посмотрев в окно, откуда, как он ощутил, исходило это чувство тревоги, никто не пытался на него выпрыгнуть. Хмыкнув, К‘хайл решил пойти на глупость, которая видимо, предполагалась тем, кто смотрел на него. Шаман решил выйти на улицу. Под проливной дождь. Один. Собственно оказавшись на улице, пришелец из другого мира, пошел куда глаза глядят, надеясь в итоге натолкнуться на источник слежки. Но чтобы не быть вымоченным, чешуйчатый шел, будто в пузыре, куда вода просто не могла попасть, тем самым сохраняя тепло мощного тела.
  9. Сначала лестница шла вниз, но потом наш подопечный оказался где-то на вышине пятого этажа. Потоптался он немного, да вразумил, что магическое здание может в трансформации всякие. Пятый этаж окажется первым, а седьмой вторым и ведь никто подмены не заметит, кроме ящера из чужих земель. Сомнения его брать начали в момент тот, когда дверь закрытой оказалась, да с расписанием плотным. И плотным не потому что занятий много, а потому что на плотной бумаге сделано, дабы не помял кто-нибудь мимо проходящий злостью к целлюлозе питаемый. Наш же ящер, К‘хайлом называемый, понимающий, что встреча с Тонусом на время переносится, разочарованию поддался духовному. Внешне печаль свою он не показывал, чтоб уязвимость свою не обнажать перед кем-нибудь. Гонимый мыслью о ничегонеделаньи, взор свой ядовито-желтый обратил он на окно большое, снаружи которого метнулось что-то. Списав это на почтальонов местных, ящер порешил, что голод с ним шутки шутит, да галлюцинации подкидывает. Мысленно решив, что поесть пора, дабы не видеть миражей вне пустыни, он направился к столовой. Возможно, там он найдет что-то рыбы вроде, чтоб разбавить рацион свой. А там глядишь и дождь кончится и мысли прояснятся.
  10. Не называть женщин теми, кто они есть? Нам один сломанный шаблон, пожалуйста! Кхм... В общем, К‘хайл вообще мало был готов поверить, что такое могло с ним произойти. Такой монстр, как он, вроде никогда и не был стеснительным, но даже ему пришлось немного привыкнуть к той мысли, что годы восхваления разумности и репродуктивной способности женской аудитории, шел немного под откос. - «Удивительные создания эти самки» - думал ящер, таща книги в своей сильной руке и удерживая посох в другой. Письмо ящер пока не смотрел, но вложил его в свою записную книжку, надеясь передать, куда следует, а заодно изучить, куда именно ему в итоге топать. Бумажка с направлением так же осела в записной книжке, поближе к сердцу чешуйчатого. Путь предстоял не такой долгий, как предполагал изначально говорящий с водой, но единственное, что ему было не понятно, так это почему учителя и прочие предпочитали такие крохотные кабинеты? Еле протиснувшись в один из таких кабинетов и оставив там свою ношу, К‘хайл выходил почти боком, обронив пару слов на счет того, что Мисс Нелс, будет в курсе его успехов и дальше. Оставшись в коридоре, чешуйчатый удостоверился, что ехидна будет в порядке, а уже только потом двинулся к ближайшей скамье. Нужно было хорошенько подумать, что ему делать сейчас. Стуча по полу своими мощными когтями на ногах, К‘хайл держал в руке раскрытую бумажку с именем и расположением возможного учителя. - «Тонус Арисон? Интересно, что значит его имя? И такой же ли у него маленький кабинет?» - последнее даже больше волновало ящера, потому как сжиматься в один комок ему уже осточертело за весь этот день. Это очень мешало думать и выглядело крайне непрезентабельно. Он тут говорить приходил, а ему приходилось вот так выкручиваться, чтобы и с мысли не сбиться и плохого впечатления не создавать. В итоге своих размышлений ящер таки решился пройти в сторону кабинета, где обитался этот Тонус. Может он сможет что-то дельное сказать? А даже если и нет, не мешало узнать, что из себя представляют эти зачарователи-заклинатели. Поэтому путь его лежал в башню Тьмы в самую её далекую от поверхности часть. Добредя до кабинета с нужным ему мобианцем. Ящер постучался, достал письмо и уже готовился опять ютиться в не очень просторном кабинете.
  11. Будучи простым солдатом Империи, мало кто интересовался, что ящер вообще такое. Охрана служила пушечным мясом для первой линии обороны. Таких, как он, было много и будет ещё больше. Возможно, неотличимых друг от друга, но от этого не меняющих своей сути. Мясо, которое можно пустить под раздачу в случае чего. Ящер же пытался выделиться среди остальных солдат, желая обучиться столь славному на его родине шаманизму. Да, не без проблем у него это получается, но постепенно К‘хайл придет к нужной технике обучения. Выслушав мисс Нелс, чешуйчатый не стал ничего говорить, но внимательно стал всматриваться в лицо ехидны. Её поведение показалось ему странным. Магичка выглядела очень вымотанной, будто кто-то или что-то слизнул большое количество сил обладательницы голубого цвета мании. - Лучше с-с-с-скажите, где его искать и как зовут. - К‘хайл поправил шляпу на голове, пытаясь придать себе более непринужденный вид. – Вам явно нужно отдохнуть. Ес-с-с-сли хотите, я могу помочь донес-с-с-сти книги. – ненадолго подумав, ящер решил добавить. – Я нас-с-с-стаиваю. Обычаи моего народа гласят, что нужно оберегать с-с-с-самок, какими бы с-с-с-сильными они не хотели казаться. Гигант понимал, что таким образом может нарваться на грубость со стороны той, кто помогла ему пробиться сюда, но игнорировать состояние тех, кто ему помог он пока не научился. Слишком уж сложно перебить то, что он получал с первой пищей. Пускай этот мир и очень старался убедить его в обратном.
  12. Из старого мира у К‘хайла остались и старые привычки. Например, что нужно относиться с уважением к ученным или самкам, как к разумным существам. Ящер бы сейчас конечно внес коррективы в это правило, но никто ему не мешал прислушиваться так сказать к изначальному виду этого правила, пока игнорируя аксиомы этого мира. Но что точно грело душу шамана, так это то, что хотя бы кто-то, наконец признал, что шаманизм и варварская магия этого мира не одно и то же. Ящер медленно кивнул и откупорил наполовину пустую флягу, куда тонкой струей переливалась из удерживаемого им стакана вода. Он занимался этим, пока мисс Нелс копалась в неизвестной ему книге. Конечно, залезть в неё носом и узнать про что она было любопытно, но ящер до сих пор соблюдал какое-то чувство такта. - Так с чего тут с-с-с-стоит начать? Я ведь мало понимаю, что Вы понимаете под ос-с-с-сновами. Хотя пока главная цель моего обучения, научиться добывать воду из других источников. Деревьев, травы, продуктов питания. – чешуйчатый фыркнул, ставя пустой стакан на стол и закрывая флягу на пробку. – Хотя мне было бы неплохо научиться брать влагу и из других с-с-с-существ. Я бы мог пользоваться с-с-с-своим потом, но потеть я не умею.
  13. Ящер был спокоен и был вполне готов, что ему предстоит немного подождать. По крайней мере у него было время, чтобы немного подумать над тем, что именно ему стоит сказать. Хотя что ему скрывать? Кроме того, что он является приверженцем Империи и что всё и все, нужны ему для того, чтобы в эту Империю вернуться. В остальном же он был не ограничен. Так что, когда последний студент покинул аудиторию, чешуйчатый взял в руку предложенный стакан. Холодный и приятный на ощупь, наполненный приятной влагой. Продолжая держать стакан в своей когтистой руке, К’хайл начал рассказ о том, как он добрался до дерева в лесу, в котором пережил встречу с духами Великого Леса. Эти же духи поведали ему довольно краткую историю этого мира. Он упомянул о трещинах из которых среди гор возник город. Большой. Из целого скопления пирамид. Так же говорящий с водой сказал, что такие трещины были и здесь в Седьмом. Но даже не это было важно, это древо ящер искал для того, чтобы добиться благословления от местных духов, дабы улучшить связь с местной природой. - Ток-Ток позволили обращаться к ним в момент нужды. Вот только это ос-с-с-снова шаманизма. Довольно с-с-с-сложное взаимодействие между шаманом и природой. – начал К’хайл, чуть погодя, давая мисс Нелс немного переварить услышанное. – Здесь нет учителей, которые занимаются подобным. Это меня и бес-с-с-спокоит. Хотя я мог бы ограничиться с-с-с-своей ос-с-с-сновной способностью, масштабы которой я вам уже показывал на арене. Поэтому я и пришел просить с-с-с-совета. Уж если не с-с-сможете мне помочь по моей с-с-ситуации, очень с-с-странной для вашего народа. То я бы хотел просить помощи в развитии с-с-с-способностей в управлении воды.
  14. Увы и ах, но видимо это где-то выборочно проскакивает(я до сих пор про изменение сообщений пользователями). С такой же проблемой столкнулся и Нитро. Скрин прилагается. Плюс просили выискивать английский текст, если оный выскакивает. Вот.
  15. 1. Полное имя персонажа: К’хайл. 1.1 Сокращенное имя и прозвища: Говорящий с водой, водный шаман, чешуйчатый шкаф. 2. Пол: Мужской. 3. Возраст: 28 лет. 4. Раса: Антропоморфный ящер. 5. Сторона: Нейтральный. 6. Внешность: Широкоплечий, высокий, чешуйчатый гигант. Так нашего героя описывали многие, кто вообще в первый раз его увидел. Будучи пришедшим совершенно из другого мира, он и выглядел совсем ни так как «крошки-зверюшки», так К’хайл описывал для себя мобианцев. Что ж... Он вполне может так говорить. Почти два метра роста и слегка подкаченное тело, делает из него яркий образец того, как выглядит типичный «шкаф». Ярких черт, которые бросаются в глаза, практически не имеет. Разве что чешуйки на его плечах складываются в некий замысловатый узор, ярко выделяющийся на фоне зеленоватой шкуры. Значение самого узора понятно лишь самому ящеру, а для того, чтобы кто-то другой смог оценить всю красоту пигментации на его плечах, К‘хайлу придется наклониться, из-за чего он не раз смущался или получал по голове, если собеседник не был настроен на разговоры. Опуская взгляд с плеч на ладони, а точнее на руки, то тут же в глаза бросаются крепкие, изящные, с точки зрения ящера, когти, которые когда-то помогали ему потрошить рыбу и тела захватчиков. Более массивные когти имеются на ногах, и хотя бы этот фактор делает подбор обуви под такие когтищи, крайне сложным и неблагодарным занятием. Что до хвоста, то назвать его образцом изящества как-то язык не поворачивается. Таким только оглушать, да увечья наносить, а не ласково проводить им по телу своей спутницы. Шкура на хвосте уж слишком грубая и не особо приятная на ощупь. Если рассматривать одежду, то её можно смело разделить на два периода. Время, скажем так, приземления на Мобиус и время, после хотя бы частичного его освоения. Именно в период "появления" одежда на нашем герое не отличалась ни особой красотой, ни броскостью. Только если вдруг кто не считает набедренную повязку чем-то сверх трендовым, как сейчас модно говорить. Да, единственным элементом одежды, который хоть как-то прикрывал пикантные места чешуйчатого, была именно она, единственная и неповторимая тряпочка из не пойми чего. Хотя нет, я вам сейчас безжалостно соврала. Было ещё кое-что. Маска. Металлическая маска, которая отдаленно напоминала череп какой-то птицы. Что примечательно, с правой стороны отходит еле заметная нить, на которую кто-то бережно насадил несколько бусин, а в конце болталось три пера разной величины. В общем выглядел наш К’хайл крайне…странно. И возможно, это было единственным приличным словом, которое к нему можно было применить на тот момент. Другой вариант туалета ящера сильно отличается от предыдущего и больше походит на то, что привыкли носить окружающие его «крохи». И составляют его простые, как наждачка, ковбойские брюки, ремень, тоже что ни на есть самый обыкновенный, кожаная жилетка на голое тело и шляпа, дабы не сильно привлекать внимание к маске, которую хоть и пытались снять, но последняя была судя по всему приклеена суперклеем и отставать от морды К’хайла явно не собиралась. Про обувь даже и начинать не стоит, ибо вспоминая историю с когтями на ногах, то говорить об этом как-то не приходится. 7. Характер: Со стороны может показаться, что наш ящер крайне умен, молчалив и мудр. Но это до тех пор, пока К’хайл не начинает говорить и что-то спрашивать. Всё-таки правы люди, когда говорят, что молчание – золото. Вы когда-нибудь видели, чтобы такой детина, как К'хайл, вдруг ни с того ни с сего пытаться не только вас ощупать за всё что попадется, но и просто облизнуть? А следом рой странных вопросов, вроде: "почему вы носите такую неудобную одежду?" или "почему в вашей речи столько ненужных слов?", ставят иногда в тупик, а так как в это время шаман ещё и пытается обнюхать своего нового собеседника, то мысль о неадекватности нашего героя посещает всё чаще. Одно хорошо. Со временем, привычку облизывать незнакомцев, К'хайлу отбили (в прямом смысле этого слова). Его любопытство и крайняя доверчивость сыграла с ним страшную шутку и с тех пор он пытается не быть таким простофилей и не верить всему тому, что говорят ему окружающие. И десять лет нахождения среди населения Пятого города дали свои плоды. Так что же изменилось? Любопытство и крайнее не понимание, что происходит и почему, одни могут попасть на вершину, а другие должны подчищать за ними, остались. А доверчивость сменилась некоторой подозрительностью. Потому как именно из-за доверчивости он вынужден прислуживать людям, которые ему абсолютно не нравятся. И просто уйти от таких не получится, ибо последствия могут быть не поправимыми. Но как говорилось выше, он пытается не быть простофилей. Сладкие речи о новой жизни и надежде найти «ответы» на все вопросы мироздания, до сих пор достаточно весомый аргумент, дабы заручиться поддержкой такого гиганта, как К’хайл. Но вот если обман вскроется, ящер не только разочаруется в ораторе, что обещал ему всё на свете, но и перестанет с ним как-то разговаривать, ограничиваясь простыми докладами по своей работе. По каким-то причинам, шаман считает, что такое его поведение вызовет в несчастном хоть каплю раскаяния за свои действия. Но вот чего ему не удалось в себе задушить, так это доброту. Не смотря даже на то, что ему его работа осточертела, за десять-то лет, первоначальной целью было желание помочь другим, стараясь хоть как-то улучшить их жизнь, даже если для этого приходилось калечить других. Так что же у нас получается? Даже несмотря на то, что ящеру уже 28 мобианских лет, он всё ещё может вести себя как ребенок, веря не только в непогрешимость окружающих, но и в то, что добро в этом странном и незнакомом для него мире, всё же осталось. К несчастью, касается это только незнакомцев. Потому как если уж ты соврал чешуйчатому или попытался его использовать, он уже никогда этого тебе не простит, но и не покинет, всё ещё надеясь, что ты всё же поймешь, что поступил неправильно. А следовательно принесешь свои глубочайшие извинения. Если же обратится к тому, что нравиться нашему горю в чешуе, то мы наткнемся на целый ворох мыслей, идей и мечтаний, которые так или иначе связаны с водой. Так что не будет удивительным подметить тот факт, что рептилии очень нравится проливной дождь, который, к слову, был довольно частым явлением на его родине, и только что распустившиеся кувшинки тоже крайне радуют нашего К’хайла. Но что больше всего цепляет гиганта за живое, так это умелые воины. Не важно чем они пользуются, К’хайл по-настоящему уважает тех, кто готов рискнуть жизнью ради кого-то, даже если ради самого себя. Такая самоотверженность порой и в нем самом зажигает пламя истинного воителя…Воителя с бамбуковым посохом. Но чего уж он терпеть не может, так это когда какая-нибудь живая душа начинает трогать его маску. Вот тут вся доброта и покладистость улетучивается и миру предстает огромный зверь, который пытается оттяпать вам руку по самый локоть. Что же до его личных мотивов, то всё опять упирается в любопытство. А когда находишься в месте, где тебе совсем не нравится, начинаешь подумывать о том, а что же есть ещё в этом огромном мире кроме огромной пустыни и жаждущих власти личностей? Это можно назвать пафосным – движением дальше и нежеланием сидеть долго на одном месте. Но если убрать всю эту мишуру, то это выглядит больше как спасение собственной шкуры от, самого страшного в нашей жизни, неизвестности. Частенько его можно наблюдать за записыванием чего-то в небольшую записную книжку. Как ни странно наш герой имеет привычку записывать о своих наблюдениях, чтобы если вдруг он попадет домой, он мог бы рассказать обо всём и при этом не забыть ничего важного. 8. Уязвимые места и фобии: -Низкие температуры – К’хайл крайне чувствителен к подобным изменениям в окружающей среде, потому как он вполне может умереть от этого. -Без влаги – Ящер ощущает себя крайне некомфортно, если рядом с ним отсутствует какая-либо жидкость. 9. Способности: Активные способности: Гидрорегенерация - это регенерация телесных ран с помощью воды, лечение с её помощью других. Минус - этой способностью невозможно заживлять внутренние повреждения органов и костей. Перезарядка: 1 - 3 хода, в зависимости от повреждения тела. Гидрокинез – способность управлять водой. Внимание: К'хайл не может контролировать лёд или кровь, собственно, как и брать воду из воздуха. И дождь он вызвать тоже не способен. Так же, персонаж может попробовать вызывать духа Хаоса для своих целей, и если тот желает (или может) помочь, он это сделает. Связь со стихиями (продв.) - шаман взывает к изначальным силам Мобиуса, дабы они помогли ему в битве. Воздействие стихий минимально на данном этапе. Земля - опутывающие корни. Ветер - порыв ветра. Огонь - огненная вспышка возле цели. Вода - призыв дождя. Важно, духи могут не ответить на зов, если просьба противоречит их "устоям"/или если ГМ посчитает, что данное вмешательство слишком "читерно". Шаман не может выучить или использовать заклинания никакой школы, кроме 4 природных стихий. Пассивные способности: «Пловец» - при постоянном соприкосновении с водой, К’хайл начинает двигаться гораздо быстрее. Активируется непосредственно в воде или во время дождя. Внимание: если персонажа просто облить водой, быстрее передвигаться он от этого не станет. Физические способности: Тепловой охотник – поиск существ в темноте по его тепловому следу. Когти – способность выпускать когти на каждом пальце. Омнилингализм - возможность говорить, читать и писать на любом языке, как на родном. 9.1. Заклинания/Техники: - 9.2. Рецепты: - 10. Оружие: Бамбуковый посох – посох сделанный, как ни странно, из бамбука, на одном из концов которого весит бурдюк с водой, ёмкостью около 2,5 литров. 11. Амуниция: Бамбуковый посох, записная книжка во внутреннем кармане жилета. Книга Заклинаний - Золотая рамка и довольный всем на свете водный элементаль на обложке, по другим причинам это существо вряд ли стояло бы спокойно. Обладатель, явно заколдованных, злотых наручей с ярко-красными каменьями шестигранной формы, стоит неподвижно, изображая из себя центр всего спокойствия в этом зыбком и столь скоротечном мире. Мачете - длинный, обычно тонкий и широкий нож. Клинок с односторонней заточкой, выпуклым лезвием, иногда с загнутым к лезвию остриём. Для мобианца может выглядеть, как короткий меч. 12. Личные НПЦ: - 13. Биография: Жил К’хайл совсем не так, как жили создания на Мобиусе. В его жизни всё было чётко и понятно. Его выбрали быть воином, и он должен был быть им до конца жизни. Более того никто и никогда в его племени не задумывался о том, чтобы кого-то свергнуть и встать на его место. Распределение было чётким, как часы, и никому не приходило в голову, что могло быть иначе. Даже можно смело сказать, что всем нравилось так жить, потому как гораздо удобнее знать, что тебя ждет в будущем. Так что подобное решение значительно уменьшало уровень беспокойств в жизни по всяким пустякам. Так каким воином был выбран К’хайл? Воином воды. Впрочем, оно и не удивительно. На его родине повсюду была эта живительная жидкость. Поэтому оставалось только ждать того момента, когда кто-нибудь придумает, как это использовать. И с тех самых пор, как К'хайл научился ходить, его постепенно начинали готовить к тому, что ему придется сражаться за чужие жизни, став тем самым, стражем своего племени. Но было кое-что, что немного не вписывалось в программу обучения его народа. Любопытство. Молодой ящер частенько убегал из своей деревни, стараясь понять, к чему его готовят и чем же окружающий мир так опасен. Да, может он и доверял своим собратьям, но жажда познать окружающий мир была куда сильнее. В день своего восемнадцатого дня рождения, когда ящер стал совершеннолетним по мобианским меркам, он изменил свою жизнь навсегда. Очередная вылазка за границы поселения и полное игнорирование всех запретов привело к тому, что взбунтовавшаяся вода, в одном из многочисленных водоемов странного мира ящеров-перфекционистов, утянула его не куда-нибудь на дно, а в совершенно другой мир. Нет, ходили слухи о том, что вода на их планете имела свойство творить чудеса, а порой и вовсе оживать, но забрасывать в совершенно незнакомые миры было уж совсем чем-то сверхъестественным. И ведь не абы куда, а в самую большую кучу песка в мире. Собственно о том, что К’хайл оказался, скажем так, в месте крайне отдаленном от его родины, он узнал когда добрался до местного поселения. Сказать, что он был очень удивлен, значит не сказать вообще ничего. Низкорослые существа покрытые в основном шерстью, пугались К’хайла и казалось считали его чем-то совсем непонятным и даже забавным. С другой стороны ящер чуть ли не обнюхивал проходящих мимо живых существ, из-за чего чуть не загремел за решетку, как явный псих. Благо появился неизвестный "лыцарь" и спас его от этой низкой участи. Спасителем нашего, ещё тогда юного, шамана был ехидна Лоуренс, который не будь дураком, смекнул что получится выжать из парнишки или с его помощью кругленькую сумму. И взял наш "спаситель" "под крыло" глупенького шамана, "купив" несчастного громкими речами о том, что, такой как он, будет крайне полезен обществу Пятого города. Именно с этого момента, ящер стал тем, кого здесь называют "охранником" или "шкафом", "чистильщиком". Называйте как угодно, но суть от этого не меняется. Долгое время К'хайл оберегал значимых и престижных мобианцев от их же сородичей, периодически выполняя роль, очень грозного создания, который обязан если уж не внушать страх одним своим присутствием, то хотя бы делать вид что таковым является. Но приходило время двигаться вперед. Кстати, Лоуренс оказался крайне хватким в своей сфере, поэтому ему каким-то чудом удалось устроить К’хайла одним из охранников самих графов. Ехидна считал это огромным успехом и всячески поздравлял ящера с подобным повышением. На что говорящий с водой, частенько бурчал следующее: «Я буду просто убирать за другими, а не за тобой». Забавно однако то, что после того, как ящер ушел от "лыцаря", то ехидна неожиданно скончался. Поговаривают, что его изжили со свету за долги, а так как рядом крутился двухметровый ящер, известный во всем городе, как крайне исполнительный "цепной пёс", то и подходить как-то не решались. А тут такая удача! Как наш чешуйчатый друг отнесся к этому? Ну...Крайне пренебрежительно. Он его использовал и не упускал момента, чтобы не попытаться приплести его к своим делам, дабы ещё и крайним сделать. И даже его молчаливость, не помогла понять Лоуренсу, что он совсем чуть-чуть не прав в своих суждениях. А как же отношение к рудникам и прочему? Для К’хайла не было секретом, что здесь есть рабы и собственно правители. Честно говоря, именно рабы стали переломным моментом в жизни ящера. Точнее их существование. Нет, он не стремился их спасти. Он просто думал, что так решила верхушка и любой может стать рабом. То есть К’хайла поражала эта непостоянность и всеобщая боязнь того, что в какой-то день ты тоже можешь добраться до вершины, а на следующий потерять всё и стать одним из рабов, работающих во благо "Империи". Зная это, ящер наступая на горло собственной гордости и ломая и без того треснувший шаблон, пытался не допустить, чтобы подобное случилось с ним. И единственным выходом, который он видел из этой ситуации, было огромное желание перестать убирать за графами и, наконец, иметь возможность узнать что есть за границами пустыни. Но пока этого не случилось, он будет всё тем же исполнительным "цепным псом", который денно и нощно чахнет возле дверей особняка графов. 14. Дополнительная информация: Имеет странную привычку растягивать букву «с» во время разговора. 15. Пробное сообщение: 16. Код: Верно. 17. Цель: Попробовать сыграть чем-то новым. 18. Откуда узнали о форуме: Вода поведала мне.